Симфония шума, или три теории Петра Айду

События

"Звуковые ландшафты", Театр "Школа драматического искусства", Москва


«Вы когда-нибудь видели, чтобы режиссер выходил на сцену во время спектакля и руководил? Был, конечно, Юрий Петрович Любимов, который светил на актеров фонариком из зала, – но это, знаете, за гранью», – так Петр Айду реагирует на вопрос о своей теории номер один. Мы разговариваем во время монтажа спектакля «Звуковые ландшафты».

Фигуру дирижера музыкант, композитор и автор проекта Петр Айду ставит под сомнение. Этой «странной» трагедии рабства он противопоставляет форму большого ансамбля. Поэтому написанная к спектаклю симфония (вспомним — от греческого «созвучие») — это торжество самоорганизации музыкантов и четкость заведенного механизма. Форма, рождающая смыслы. Именно так, потому что смысловую нагрузку визуальной «картинки» происходящего в «Звуковых ландшафтах» Петр отрицает – расставлены объекты на сцене сугубо функционально. Среди механизмов на сцене есть и настоящие музыкальные инструменты – фисгармония и др.

Идея отказа от символа тирании в академической музыке – роли дирижера – в творчестве Айду впервые воплотилась в проекте «Персимфанс» 2009 года – попытке реконструкции первого симфонического оркестра без дирижера, существовавшего в России после революции. Этакая реконструкция утопии. Так был назван следующий проект-спектакль в рамках Музыкальной лаборатории Школы драматического искусства – первый опыт по воплощению музыкальных экспериментов советского авангарда, где самодельные инструменты из подручных материалов (от деревянных ящиков до стеклянных бутылок) знакомили зрителя с эпохой Великой Утопии. Вторым таким опытом стал «шумовой оркестр» «Звуковых ландшафтов».
Идея подобного «акустического перфоманса» возникла давно, и первым этапом стала масштабная выставка в Политехническом музее «Реконструкция шума», для которой по архивным чертежам и были созданы звуковые объекты – шумовые машины. Петр рассказывает, что номинированный спектакль оказался неким порогом, к которому он шел почти десятилетие: «"Звуковые ландшафты" для меня никакой не эксперимент. Это тот язык, что я долго изучал и вот, наконец, освоил».
Язык, который можно изучать, как историческую эпоху. Ту, в которой сама суть, возможности и назначение музыки были переосмыслены.

«Почву современной российской музыкальной культуры нужно искать в потерянном авангарде 20-х», — убежден Айду. Если бы в последующие десятилетия (30-40-50-е) не были бы уничтожены все пробы на пути к новой музыке, вроде хрестоматийной «Симфонии гудков» Арсения Авраамова (тут вспоминается кадр из «Ангелов революции» Алексея Федорченко, выводящего обобщенный образ композитора новой формации), то современный музыкальный ландшафт, начиная с 70-х, не произрастал бы на иноземных технологиях.

Реконструкция – одно из определяющих слов для творчества Петра Айду. Начиная с «Приюта роялей», когда Айду начал спасать от гибели старинные музыкальные инструменты, и заканчивая «Звуковыми ландшафтами», где в роли действующих лиц, оживляемых от забвения, выступают «антикварные» механизмы (вроде паровой машины изобретения 18 века) и шум-машины, создававшие когда-то саунд-скейп спектаклям театра начала века. Автор машин – уникальный актер МХТ времен Станиславского и Немировича-Данченко, – Владимир Попов, придумавший как жизнь перенести на сцену или киноэкран с помощью ветрогона или деревянного «подражателя» железного стука колес.

Однако, по утверждению Айду, «Звуковые ландшафты» имеют мало отношения к «театральности», но, одновременно, только в театральном пространстве стал реален этот опыт. «Невозможно представить, чтобы мы со всей этой «рухлядью» вышли на сцену консерватории» — усмехается музыкант.

Разнообразные ноу-хау применительно к «Звуковым ландшафтам» композитор и вовсе отрицает. «Саунд-арт – это современные технологии, динамики и прочее. Мы же работаем со старыми механизмами. Фигуративная звукопись – так я бы обозначил жанр», — подытоживает Петр.

И здесь скрывается третий парадокс Айду. Музыкант убежден: для того, чтобы создать современную музыку, нужно сыграть ее на аутентичном инструменте прошлого.












театр: Театр "Школа драматического искусства", Москва
когда: 27 и 29 марта, 19:00
где: Театр "Школа драматического искусства"



КОНКУРС ЭКСПЕРИМЕНТ КОМПОЗИТОР ЗВУКОВЫЕ ЛАНДШАФТЫ ЛАУРЕАТ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ