Подглядывая за...

Спектакли

"Занавес", Театр оперы и балета, Екатеринбург


Спектаклем может стать любой момент жизни, стоит лишь появиться третьему рядом с участниками события. Становясь таким зрителем, человек оказывается всегда немного лишним, видящим то, что не до конца для него предназначено. Но хотели ли вы когда-нибудь оказаться в театре, рядом с артистами, как незаконный гость? Смотреть за повседневной, «черновой» работой на сцене сбоку или сзади, из-за кулисы, незамеченным довольно приятно и в то же время волнительно, немного стыдно. А если таких наблюдателей – много?
Именно в позицию подглядывающих ставит зрителей своего балета «Занавес» Вячеслав Самодуров. Название одноактовки указывает и на сюжет, и на пространственное решение спектакля (авторство концепции также принадлежит худруку Екатеринбургского балета). Планшет сцены «вывернут»: настоящий занавес становится теми самыми задними кулисами, появляется еще одна рампа, слепящая нас издалека своими огнями и не дающая рассмотреть лица артистов. Мы из законных обитателей партера временно превращаемся в работников театра или случайных посетителей закулисья, которым вздумалось поглазеть на готовящихся танцовщиков.
Здесь стоит вспомнить, что Самодуров, сам в недавнем прошлом танцевавший премьерские партии, уже высказывался на тему «там, внутри». «Занавес» можно назвать наследником его предыдущих «золотомасочных» постановок. От «Вариаций Сальери» здесь балет и его изнанка, во всех смыслах. Хореограф снова заводит разговор о том, что происходит с артистом во время работы, «ломая» классические движения, буквально выворачивая их в обратную сторону. От прошлогодней «Цветоделики» остался мотив тела танцовщика как некоего безжизненного механизма, ускоренная, будто лишенная мысли кукольность пластики.
Центром балета становится, конечно, прима. Здесь это одновременно и персонаж, и реальное положение артистки: вместе с екатеринбургской труппой танцует «этуаль» Большого Мария Александрова. Ее героиню мы застаем в непривычном положении, репетирующую. На кону тут и «предстоящий» вечерний спектакль (одноактовка начинается со сцены разогрева танцовщиков перед работой), и в целом необходимость и способность станцевать что-либо. «Прима» находится в процессе работы, временно разломанная, вновь и вновь нащупывающая каждым мускулом вроде бы привычные, но отчего-то не получающиеся движения. У Самодурова балерина вне публики похожа на пугающую ломающуюся заводную куклу: ключ потерян, танец скоро совсем прекратится. Прожектора выстроенной «сцены на сцене» высвечивают фигуру танцующей сзади, превращая ее и в тень самой себя, и в обобщенную анонимную артистку. Лишаясь четко обозначенного «лица», статная Александрова позволяет себе превратиться в существо некрасивое, почти изуродованное – сутулые плечи, нарочито мягкие мышцы ног. Бедра то и дело выворачиваются вовнутрь, стремясь сломать всю фигуру, превратить ее в подобие буквы «икс». Куда только делась красота и легкость, которую ждет зритель? Та, что за кулисами с трудом собирает себя, на публике становится «автоматом». Тело, «вывихнутое» многократными повторениями и поисками, усталое, движется бездумно, практически на автопилоте. Удары носком ноги о пол – как пулеметная очередь, каждое движение руки – жесткое и быстрое, как будто суставом забивается шляпка небольшого гвоздя: скорее бы закончить. Луч софита – как приговор, мучительная необходимость снова собраться и выйти на сцену. Он буквально преследует героиню, то и дело выхватывая лицо или часть тела из темноты.
В «Вариациях Сальери», где препарировалась сама работа на сцене с необходимостью становиться идеализированными фигурами, один из танцовщиков, уже закончив обязательное па-де-де, внезапно у самой кулисы начинал вырываться из рук партнерши. Героиню Александровой в «Занавесе» можно назвать женской реинкарнацией этого внезапно заупрямившегося «принца». Она, кажется, убегает уже даже не от кого-то, а от самой себя. Однако «прима» тянется к лучу прожектора и рампе, продолжает танцевать. Мы оказываемся «невольными свидетелями» того, как из напряжения, кризиса, страха все же рождается изящество и выдержанность классических па. Ведь занавес должен открываться каждый вечер.












театр: Театр оперы и балета, Екатеринбург
когда: 16 марта, 19.00
где: Большой театр, Новая сцена



БАЛЕТ КОНКУРС ЗАНАВЕС





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ