Психотерапевтический сеанс

Спектакли

"Человек", Большой драматический театр им. Г.А. Товстоногова, Санкт-Петербург


Спектакль по книге Виктора Франкла «Скажи жизни "Да": записки психолога, пережившего концлагерь» готовился в БДТ им. Товстоногова к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Тем не менее, постановка словенского режиссера Томи Янежича вслед за своим литературным источником затронула намного более широкий круг проблем и приобрела лаконичное и емкое название – «Человек».

В программке к спектаклю не увидишь привычного списка действующих лиц – только перечисление фамилий артистов. Здесь нет определенных ролей, записанных за каждым актером, есть лишь одна – заключенный №119104. Он же Виктор Франкл в лагере, он же Человек вообще – без возраста, пола, национальности. Актеры по очереди примеряют на себя эту роль: каждый становится №119104 ненадолго – на один монолог или даже реплику. При этом образы актеров далеки от реального вида узников: предвоенные платья и костюмы, пышные парики. Ни полосатых лагерных роб, ни бритых голов. Янежич предложил актерам БДТ остраненную систему существования, позицию документалиста, но не участника – и, пожалуй, это единственно правильный способ говорить на столь болезненную тему. Сценическое переживание опыта заключенных рискованно – слишком велика вероятность быть обвиненным в фальши. Единственный актер, выделяющийся из ряда, – Борис Павлович, ему чаще других выпадает обязанность вести диалог с зрительным залом. Он же ставит вопрос переживания еще жестче: «Имеет ли право говорить о боли человек, которому не больно?». Ответом ему весь спектакль: говорить можно и нужно, но нельзя присваивать себе страдание, которое неизмеримо больше всего, что мы можем себе представить.

В своей книге Виктор Франкл анализирует, как меняется человеческая личность, подвергаясь невыносимым мучениям, и приходит порой к парадоксальным выводам: человек способен испытывать счастье даже в таких условиях – просто от осознания того, что ты все еще жив, что сегодня тебя не избили или не лишили еды. Психолог и режиссер рассматривают простые эмоции: радость, зависть, надежда, страх, чувство одиночества и чувство свободы. Существует ли свобода в жесточайших условиях несвободы? Да, свобода – в возможности выбора. «Человек – существо, которое всегда решает, кто он. Это существо, которое изобрело газовые камеры. Но это и существо, которое шло в эти камеры, гордо выпрямившись, с молитвой на устах».
Янежич намеренно убирает из спектакля детали, свойственные времени, – кроме костюмов ничто не отсылает нас к 40-м годам. Сценография также лишена исторических подробностей: заставленная стульями полоска авансцены перед противопожарным занавесом, а за ним холодное кубическое пространство, отделанное белым кафелем и пугающее своей огромностью и пустотой. Все потому, что спектакль не претендует на право быть историческим – он рассуждает об экзистенциальных проблемах. Точно так же он мог рассказывать не об Освенциме, а о Соловках или о Колыме. О любой войне, о любом страдании, а их у человечества было немало. «Как прекрасен мог быть этот мир» - сожалеют герои в финале спектакля. Но история не знает сослагательного наклонения.










театр: Большой драматический театр им. Г.А. Товстоногова, Санкт-Петербург
когда: 2 марта; 19:00
где: Театр им. Моссовета



КОНКУРС ДРАМА ЧЕЛОВЕК





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ