Светлана Замараева

театр: Театр юного зрителя, Екатеринбург

когда: 10 апреля
где: РАМТ



Как складывалась ваша работа с режиссером Григорием Дитятковским? Ставил ли он перед вами какую-то особую задачу?

Была очень интересная работа с текстом. Григорий Исаакович привычные, устоявшиеся представления подробно проверял. Это вовсе не означает, что он желал исказить первоисточник или проявить пренебрежение к его особенностям – нет! Это было удивительно тонкое стремление установить прямой непосредственный диалог с автором. Ой, Вы знаете, это такая радость, когда происходят ОТКРЫТИЯ! Из-за того, что сложился стереотип восприятия пьесы по фильмам и спектаклям с большими, любимыми мной актрисами, эта роль стала для меня большим испытанием. Тут важна не сравнительная оценка «лучше – хуже», а то, что все-таки каждое произведение самостоятельно и своеобразно. Вы знаете, герои оборачиваются какими-то новыми гранями, обретают такие неожиданные качества, что сам диву даешься. Текст диктует именно ТАКОЕ поведение. Отсюда у некоторых неприятие, шок, тупик, так как для них происходит нарушение СТЕРЕОТИПОВ , а для других – художественное открытие.
У меня с Григорием Исааковичем было очень много споров. (Ах , это мучительное, бесконечное непонимание между режиссером и актерами… ) Я задавала вопрос: Кручинина действительно мощная актриса или так себе? И как сыграть ВЕЛИКУЮ? Знаете, я заметила, очень глубокие, такие НАСТОЯЩИЕ АРТИСТЫ – предельно стерты в жизни. Это их внутренняя техника безопасности. Нет той нарядности, громкости («гремит лишь то, что пусто изнутри»), нет перьев и лоска – всего того, чего ждут и требуют. Нет. Такие художники ошеломляют именно своей скромностью и простотой. Я хотела именно такую картину нарисовать. Но Григорий Исаакович так убедительно рассказывал и проигрывал свою историю, что приходилось только руками разводить, как у Твардовского: «я еще не так сыграл бы, жаль, что лучше не могу». И действительно, ведь если поразмыслить, то Кручинина – «СТРАННАЯ женщина» (она про себя так и говорит!). Она непохожая, она иная, и все ее поведение – это реакция на несовершенство и боль жизни, желание спастись от озлобления, ненависти, отчаяния… И, чем сильнее её испытания, тем острее, ярче, даже светлее она перераспределяет все в художественную форму – взгляд, жест, дыхание… Кто-то из видевших спектакль, называл это кривлянием. Впрочем, и Нил Стратоныч назвал Кручинину «больной». Да, на поверхности это так. Но мне бы очень хотелось, чтобы за этим увидели угол сопротивления РАСПАДУ.

Можно сказать, что за ролью Кручининой стоят, по крайней мере, три женщины: вы, которая играете эту роль сейчас, Комиссаржевская, судьбой которой вы вдохновлялись при создании спектакля, и Стрепетова, для которой Островский эту роль написал. Как получилось в результате создать целостный образ?

Ох… да никакому самонаблюдению и самоанализу не постичь, когда и как совершается в душе человека сев мыслей и образов, когда начинается творчество… и что именно будет служить толчком… Искусство основано на страдании. Что и как произошло с Кручининой? Почему она такая? Смертельная болезнь ребенка была последней каплей, переполнившей ее человеческое терпение, и она бросилась его «ОБНИМА-А-А-ТЬ… ЦЕЛОВА-А-АТЬ…» Посмотрите, она же до потери своего сознания возвращала ребенка к жизни! А доктор сказал, что и часу не проживет. А он выжил! Это потому что она его «так ЖИВО себе представляла! Верила, что он жив!» Вот оно как! И это есть! И это правда! «Молитва матери со дна моря достает». Она его доставала и спасала. И ведь ее сын очень много перенес, но выжил, потому что мать «ДЕРЖАЛА ЕГО ОБРАЗ», «ЖИВО ПРЕДСТАВЛЯЛА». Для чего и пошла в актрисы, как на фронт! Вот она, сила искусства, которая возрождает из пепла! Вот оно, творчество, которое возвращает жизнь! «Как хорошо жить на ЗЕМЛЕ! Какое счастье!»

Насколько интересно вам было находиться в таком сложном пространстве сцены, где одновременно присутствуют "машины", музыканты, театр теней? Как это повлияло на характер вашей игры и взаимодействия с партнерами?

Конечно было бы гораздо удобнее существовать в подробной обстановке: с дверями, окном и деревьями… да еще бы на малой сцене в подробном психологическом проживании, да с паузами – мечта любого артиста! Художник спектакля Анатолий Шубин предложил такое оформление, что «НИЧЕГО НЕ СТОИТ ПЕРЕНЕСТИСЬ НА 17 ЛЕТ НАЗАД… ПРЕДСТАВИТЬ СЕБЕ…»



ваш комментарий


автор


Юля Рудницкая



ТЕГИ

КОНКУРС ДРАМА ЖЕНСКАЯ РОЛЬ БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТЫЕ


МЫ В FACEBOOK




АВТОРА !



ШТУРМАН


Рекомендует Елена Ковальская театральный критик, журнал "Афиша"
Персона, Тело Симоны // Арлекин // Депо гениальных заблуждений // Зажги мой огонь // Punto di fuga //



Фотоблог Дмитрия Дубинского




КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

07
08
09
10
11

стань частью редакции maskbook