Над собою смеетесь

театр: Театр «Зазеркалье», Санкт-Петербург

когда: 13, 14 апреля
где: Центр им. Вс. Мейерхольда



«Чему смеетесь? - Над собою смеетесь!..»
«Ревизор». Н. В. Гоголь



Казалось бы, что повести Николая Васильевича Гоголя «Шинель» и «Как поссорился Иван Иванович и Иваном Никифоровичем» совершенно разные. Холодный завьюженный Петербург и теплый солнечный Миргород, болезненный в своем одиночестве «маленький» Акакий Акакиевич и не бедствующие, живущие в достатке «не разлей вода» друзья – Иван Иванович и Иван Никифорович. И формально опера «От Петербурга до Миргорода» разбивается на две отдельные друг от друга части. Но именно контраст связывает их, усиливает трагизм первой истории и нелепость второй.

Башмачкин – «маленький» человек в сюрреалистическом мире одинаковых фанерных чиновников, ожившего Сукна, Пуговиц и Подкладки шинели. Чиновники там, наверху, ожившие предметы внизу. Их миры соединяет грубая железная лестница, серединную площадку которой и занимает Акакий Акакиевич. Возможность спуститься вниз у него есть, наверх же он поднимается только после смерти – только так можно подняться по социальной лестнице вверх, к недозволенным недосягаемым высотам. Это вертикальное пространство опять-таки контрастирует с горизонтальным пространством второй части оперы.

Иван Иванович и Иван Никифорович – соседи, их дружба – одно из главных достояний Миргорода. Яркое поле подсолнечников, обилие цветов (кстати сказать, перекликающиеся с предыдущей историей) сразу же создают атмосферу гармонии и мира, царящих там. И даже фанерные фигуры чиновников, продолжающие нависать со своих вершин вниз, ничем не нарушают их. Двух друзей присутствие оных где-то там вообще не интересует. Их занимает только мелочная бытовая ссора, причиной которой становится даже не ружье, а ужаснейшая гордыня и неуместная упертость обоих, еще недавно, товарищей. Какие чиновники, какие «маленькие» люди, да даже какая там война с турецким шахом! Что вы, их ничего кроме себялюбия не волнует! И из-за этой людской пошлости рассыпается весь красочный мирок: свиньи и гусаки искусственно грубые, ружье – повод для раздора - неестественно изящное и тоненькое, красочное поле становится совершенно неживым и теряет свою привлекательность. Идеалистическая картина ломается.

После трогательной, жалостливой первой истории, вторая кажется очень комичной, забавной, глупой и нелепой. Контрастируя, они взаимно усиливаю проблематику конфликтов, и становятся действительно единым целым, объединяя не только просторы от Петербурга до Миргорода, но и все остальные широты нашей необъятной родины, что во времена Гоголя, что в дни сегодняшние. Ведь венчает всю картину оперы двуглавый орел, возвышающийся над сценой, на протяжении всего действия.



ваш комментарий


автор


Даша Доброхотова



ТЕГИ

КОНКУРС ОПЕРА


МЫ В FACEBOOK




АВТОРА !



ШТУРМАН


Рекомендует Дина Годер
театральный критик, обозреватель газеты «Московские новости»
СЧАСТЬЕ // ДЕПО ГЕНИАЛЬНЫХ ЗАБЛУЖДЕНИЙ // БАШЛАЧЕВ. ЧЕЛОВЕК ПОЮЩИЙ // КОЛОБОК // ПЕРСОНА. ТЕЛО СИМОНЫ // ПЕРСОНА. МЭРИЛИН



Фотоблог Владимира Луповского




КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

07
08
09
10
11

стань частью редакции maskbook