Многоуважаемая шинель

театр: Театр «Зазеркалье», Санкт-Петербург

когда: 13, 14 апреля
где: Центр им. Вс. Мейерхольда



Если что-то и выросло из «Шинели» Гоголя, то вряд ли это была опера «От Петербурга до Миргорода» в постановке Александра Петрова. Дело даже не в изменениях сюжета или в языковых неточностях (они-то в опере как раз не так важны), а в том, что суть произведения Гоголя запуталась в композиторских сетях и видоизменилась. Переосмыслена не сама идея бунта «маленького» человека, а причина его протеста.

«Шинель» замечательна тем, что в ней Гоголь открыл прежде в искусстве не существовавшую тему, тему «маленького» человека. На него давит низкий социальный статус, бедность, у него очень узкий и достойный презрения достопочтенной публики интерес. Он ничто и имя ему никто, но о нем, оказывается, тоже можно писать повесть, говорит Гоголь. Человек он маленький, да удаленький: решается на бунт против значительного лица, которое ему не помогло найти пресловутую шинель. Бунт против начальника, читай: против социального гнета.

В опере акцент поставлен на равнодушие окружающих. Бесчеловечность начальников – это уже общее место, этим никого не удивишь. А вот равнодушие людей вокруг – остро актуально. Ситуация почти как в метро: карманный воришка украл у кого-нибудь телефон, и никто не хочет помочь, хотя потерпевший обращается к очевидцам за помощью. В театре схожую ситуацию можно разыграть беспроигрышно точно, ведь при обращении актера к залу, ни один зритель не встанет и не начнет помогать искать вора, хотя в жизни благородные люди, может быть, еще и обнаружатся. Так что корень зла не в социальном устройстве, виноват каждый сидящий в зале - лично.

Хотя и это не главное. Главное – то, что перед нами опера, в которой смешаны классическая традиция с современный подход (композитор – Илья Кузнецов). Музыкальная драматургия оперы развивается вполне традиционно, с ариями, квартетами, перепадом настроения. Но без дозы современной какофонии в опере не было бы изюминки – и потому, конечно, она присутствует. На мой взгляд, «Шинель» Кузнецова и Петрова – исключительно постмодернистский продукт: здесь переосмыслено все старое, но не сказано ничего нового. Зато новое мы обнаруживаем во второй части, в опере «Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем».

Это настоящий скетч, представленный зрителю в серьезной оперной форме. Каждая нота в этой опере, каждое слово в либретто – все наполнено иронией. Монументальность музыки совершенно не соответствует содержанию, и поначалу это вызывает недоумение, потом улыбку, а потом восторг. С какой поистине вагнеровской силой гремит главное слово, квинтэссенция смыслов всей оперы: «Гусак!».
Стоит заметить, что двухчастная постановка «От Петербурга до Миргорода» в рамках Фестиваля была показана в ЦИМе, в зале, совершенно не приспособленном под оперу. (Не говоря уже об акустике – там даже оркестровой ямы нет, и оркестр сидит за черной ширмой справа.) От этого становится просто неудобно слушать оперу: все равно, что весь спектакль смотреть стоя – устаешь. Но в принципе идея демократизации и драматизации оперы, как и любое новое в искусстве, вполне продуктивна, хотя пока и маргинальна. Москва тоже не сразу строилась.



ваш комментарий


автор


Катя Анохина



ТЕГИ

КОНКУРС ОПЕРА


МЫ В FACEBOOK




АВТОРА !



ШТУРМАН


Рекомендует Дина Годер
театральный критик, обозреватель газеты «Московские новости»
СЧАСТЬЕ // ДЕПО ГЕНИАЛЬНЫХ ЗАБЛУЖДЕНИЙ // БАШЛАЧЕВ. ЧЕЛОВЕК ПОЮЩИЙ // КОЛОБОК // ПЕРСОНА. ТЕЛО СИМОНЫ // ПЕРСОНА. МЭРИЛИН



Фотоблог Владимира Луповского




КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

07
08
09
10
11

стань частью редакции maskbook