За решеткой

театр: МТЮЗ

когда: 31 марта, 10, 14 апреля
где: МТЮЗ



Пьесу Александра Молчанова «Убийца» представляешь скорее на пленке: общага, автобусы, вокзалы – постоянное движение роад-муви, но питерский режиссер Дмитрий Егоров сконцентрировал все пространство в одном месте, не тронув в тексте ни слова.

Минимализма Белой комнаты МТЮЗа художник Фемистокл Атмадзас не нарушил, докрасив невинные стены пружинными остовами железных кроватей и парой сломанных стульев. Обнаженные и холодные, эти панцирные сетки откровенно подчеркивают бесприютную жизнь героев, обитателей общаг, каких тысячи в любой областной и просто столице, - таких же голых, как в городе, так и в жизни. И жизнь эта выплывает перед ними во всем великолепии своего безобразия: проигранных денег, одного душа на 220 комнат, необходимого убийства. А наверху, почти оголенно, одинокая лампочка: загорит – не загорит, почти что – Бог или случай?

Персонаж Евгения Волоцкого, Андрей или просто Дюша, на героя совсем не тянет. Наивный студент, еще не вставший как следует на ноги, уже падает на колени в стремлении помолиться, но так и не может: он уже вышел из возраста как бессознательной веры, так и полного отрицания, но расставить приоритеты лично для себя еще не успел. Иногда его монологи сбиваются на манеру героев «Игры» Сэмюэля Беккета – бесстрастность лица и монотонность голоса, быстрее и быстрее, только перечисление фактов, без выводов и размышлений. Несостоявшийся Раскольников Волоцкого скорее похож на шукшинских чудиков – он искренне страдает от осознания необходимости убийства, но мучается трогательно и непосредственно, словно провинившийся ребенок.

Драматург Александр Молчанов написал пьесу из монологов. Общения как такового между героями не происходит, на протяжении всего действия они открывают свое подсознание именно зрителям, а не друг другу. От этого любой момент происходящего наполняется двойным, а то и тройным видением, ибо все они, как герои «В чаще» Акутагавы, передают события так, как видят и чувствуют сами. От этого невозможно отделаться от впечатления, что они не слушают и не слышат друг друга. Каждый наедине со своими проблемами, даже сейчас, в одном автобусе, на соседних сиденьях, в одном направлении, думают каждый о своем и понимают, что никто не поможет.

Но не полную отстраненность играют актеры. Они общаются взглядами. Не равнодушие и отчужденность в их интонациях, несмотря на постоянные срывы и попытки уйти. Оксана (Наталья Златова), невольная проводница должника, с самого начала желает обидеть и обидеться, но вместо этого по-своему жалеет героя, оттаивает к нему, несмотря на то, что он ей мерзок так же, как и она - себе, бесприютная и вынужденная, но именно поэтому он ей и близок.

Мир железных пружин, закрытых ставен и задернутых штор. Мечты и фантазии уже не ребенка, но еще и не взрослого, ударяются о решетку реальности и падают в грязь, отскакивая. Жизнь требует четкости, но перед глазами только туман прошлого и будущего. Беспечные бабочки накрываются стальным сачком, требующим за проступки вполне определенной цены – убийства.

И гаснет лампа над головой, зажженная искрой сближения Оксаны и Андрея, когда он понимает, что последняя надежда отвратить неотвратимое умерла, и убить все-таки придется. Герой всеми железными панцирями заставляет дверь – выхода у него теперь нет. В пустой белой комнате он один на один с собой, закрыв последней решеткой Оксану позади. Он накрывает ее этой дырявой стеной и вонзает раз за разом в эту сетку острие складного ножа – такая странная защита.

Отстраненность все больше накапливается к концу спектакля. Сека (Илья Созыкин), тот самый «заказчик», что испортил жизнь Андрею, живым трупом входит в комнату, чтобы за других рассказать последние часы своей уже оконченной жизни, о себе – от третьего лица. И вновь мерцает с перебивами лампочка: уже Оксана из смежной комнаты, вход в которую завален железом кроватей, говорит от лица Дюши о том, как он ищет ее. Но ожидаемого воплощения хэппи-энда – первого поцелуя на ступенях автобуса – здесь нет. Разрешившиеся вдруг проблемы радости не приносят, а лишь ставят новые вопросы, в которых снова необходимо разбираться самому и расставлять по полкам призрачные решения. Вместо счастливого соединения – неотвратимое одиночество в углу пустой комнаты с гаснущей лампой.



ваш комментарий


автор


Анна Казарина



ТЕГИ

КОНКУРС ДРАМА УБИЙЦА


МЫ В FACEBOOK




АВТОРА !



ШТУРМАН


Рекомендует Елена Ковальская театральный критик, журнал "Афиша"
Персона, Тело Симоны // Арлекин // Депо гениальных заблуждений // Зажги мой огонь // Punto di fuga //



Фотоблог Дмитрия Дубинского




КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

07
08
09
10
11

стань частью редакции maskbook