Михаил Шеломенцев

Люди

"Ваня", Театр "Karlsson Haus", Санкт-Петербург


Знаю, что это не первая твоя работа с Алексеем Анатольевичем Лелявским…

Дай бог и не последняя!


У вас с ним сложился тандем, он плотно работает с вашим театром. Расскажи, как вы договорились, что это будет моноспектакль, обычно ведь кукольные спектакли – это многофигурные и густонаселенные персонажами истории.

В нашей истории персонажей тоже много, но рассказывает ее один актер. Она очень личная для Алексея Анатольевича, и, наверное, поэтому в ней всего один артист, для которого эта история тоже должна стать очень личной. Что касается того, что он выбрал меня, это не совсем так. Мы играем этот спектакль втроем, и даже выпускали его втроем.


Ты имеешь в виду, что у вас несколько составов?

Да, у нас три состава. Еще Илья Лисицин и Артем Преображенский. Жаль, что только я один выдвинут на соискание «Золотой Маски», у ребят тоже очень хорошие работы получились.


Вы играете в очередь?

По-разному, последние разы перед «Маской» я играл чаще.


Изначально задумывалось три разных исполнителя? Или это по техническим причинам так получилось?

Всем хотелось поработать с Алексеем Анатольевичем, все пробовали, все хотели попасть в спектакль, а в итоге получились три разные истории. Это моноспектакль, поэтому получаются три разных Вани.


Но кукла одна и та же у всех?

Да.


Это интересный момент. Куклы же персонифицированы, делаются под каждого из вас, разве нет? Чтобы каждому было удобно держать как привык?

В моем опыте такого не было, вот сейчас мы ставили спектакль, там с художником приходилось работать. Она студентка, поэтому еще не владеет до конца навыком создания кукол. Приходилось ей что-то советовать и контролировать ее. А здесь мы кукол получали уже такими, какие они есть (их изготавливали в Минске), и изучали, как они себя ведут и что с ними можно делать. Правда, потом в процессе репетиций кукол увозили, что-то дорабатывали, меняли. У Вани, например, ножками не очень получалось стоять, декорация у нас под углом идет, поэтому и сложно. Сейчас тоже не очень устойчивый, но лучше.


Что было самое сложное в этой работе?

В спектакле есть определенная история, сюжетная линия, но понятно же, что мы не собираемся взрослому зрителю сказку рассказывать про то, как Ваня пошел с драконом воевать. Сказка – это форма. Есть поддтекст, в нем вся соль. Это то, о чем режиссер говорит со зрителем, его болевые точки. Но этот болевой момент принадлежит режиссеру, драматургу, автору. А у тебя как у артиста механизмы другие. Нужно найти параллели, чтобы у тебя этот подтекст тоже заработал. То есть важна пристройка: чтобы мы об одном говорили, об одном ставили. Самое сложное было именно это. Все-таки у Алексея Анатольевича жизненный опыт гораздо больше. И этот путь еще продолжается. Наш спектакль можно играть очень долго, потому что в нем есть, куда расти.


В «Ване» использован «открытый» прием: зрители видят и актера и куклу у него в руках. У тебя же, наверняка, есть и противоположный опыт, когда в спектакле «закрытый» прием, при котором актер спрятан за ширмой. Есть ли принципиальная разница между этими подходами? В какой ситуации сложнее играть?

Да, в этом спектакле очень много живого плана, не за кого спрятаться. У нас не куклы в классическом понимании, а скорее объекты, с помощью которых я рассказываю свою историю, они мне помогают.
Вообще, я по образованию режиссер любительского театра и актер драматического. В куклы я пришел совершенно случайно, чему очень рад, нашел в этом себя. И мне нравится работать, когда меня видно.
А опыта работы и кукловождения из-за ширмы у меня совсем мало. Второго апреля у нас вышел спектакль «Старик и волчица». Там тростевые куклы, я только начинаю осваивать этот прием. Но это очень интересно, потому что одно дело верить человеку на сцене, а другое дело – поверить кукле. И, когда такое происходит, это магия. Но редко, когда действительно возникает доверие зрителя кукле, и это дорогого стоит. Для артиста это особый способ существования: ты не думаешь о себе, происходит отчуждение. Все твое внимание переходит на куклу, и тебе открываются такие вещи, которые, может быть, в живом плане и не открылись бы. Ты не стесняешься, можно делать, что угодно. Это же кукла! Я-то тут при чем?!


Я слышала от вашего директора, что в планах у театра есть постановка «Гамлета», кукольная. Считается, что все актеры мечтают сыграть Гамлета. Хочешь ли ты сыграть кукольного Гамлета? И, вообще, какая у тебя есть кукольная роль-мечта?

Я не делю театр кукол и театр не-кукол. Спектакли, которые делает у нас Алексей Анатольевич, я люблю больше, чем чисто драматический театр. Мне нравится с ним работать, так как в его постановках есть и форма, и содержание. Но роль мечты я затруднюсь назвать. Что касается «Гамлета», то это здорово, интересно и необычно. Очень хочу попасть в этот спектакль, как и в любой другой, который ставит Алексей Анатольевич, и неважно, на какую роль. Работать с ним это счастье для артиста.












театр: Театр "Karlsson Haus", Санкт-Петербург
когда: 11 и 12 апреля, 19:00
где: Театр им. Моссовета, сцена "Под крышей"



КОНКУРС КУКЛЫ АКТЕР ВАНЯ ЛАУРЕАТ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ