Дмитрий Ульянов

Люди

"Хованщина", Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко, Москва


Как Вы готовились к роли Ивана Хованского? Был ли какой-то прототип или произведение, которое Вас вдохновило?

Буду с Вами откровенен, на самом деле я не хотел петь эту роль, как это ни парадоксально. Когда я узнал, что будет «Хованщина», я себя мыслил как Досифей. Как мне тогда казалось, Хованский – это достаточно ходульный персонаж, а вот в Досифее можно раскрыться. При первой встрече мы долго дискутировали с Александром Борисовичем Тителем, нашим режиссером, и он меня убедил, что видит именно Хованского как ключевую фигуру спектакля, как яркого сильного вождя с определенными человеческими качествами, и я согласился. Я готовил две роли параллельно, и в этом сезоне я также спел Досифея, но уже в другом проекте, не в этом театре, и это было интересно. Готовился к постановке я достаточно прозаично - искал исторический материал, читал про стрелецкие бунты, смотрел картины, фильмы. Затем стал заниматься чисто музыкальным материалом и нашел точки соприкосновения с этим персонажем. Прежде всего, всегда нужно найти человеческий подход к роли. Понятно, что Хованский – самодур и воитель, но для меня было важно найти его внутреннюю психологическую линию, оправдать героя. Прототип? Пожалуй, генерал Лебедь. Ведь что важно в последней сцене? Хованский действительно любил своих стрельцов, недаром они называют его батей, он прошел с ними огонь и воду, и они сами становятся ему родными. Это было в первую очередь воинское братство, хоть и творившее порой ужасные вещи по локоть в крови. Мы с режиссером нашли некий симбиоз генерала Лебедя и Бориса Николаевича Ельцина: в нем есть что-то магическое, когда он своими словами держит людей, привлекает толпы. Люди слушали слово Хованского, он был политик, шедший к власти, и люди шли за его энергией.

Как-то изменился персонаж за сезон?

Сложно сказать, еще не так много времени прошло. Персонаж еще оживает, раскрывается, обогащается. Мне все больше становится жалко его в конце. Его убивают подло и несправедливо, когда идет очередная борьба за власть. Обидно за него.

В вашем репертуаре есть какая-нибудь партия, равносильная по мощи Хованскому?


Опять же Досифей, в той же опере, это несколько другая грань. «Борис Годунов» – тоже мощная по накалу опера, история про власть и царя, который измучен своими внутренними подозрениями. Еще роль Кутузова в опере «Война и мир». Это была сильная работа, также была номинация на Маску.

Есть ли в Вашем репертуаре любимая роль?


Каждая роль, которую ты делаешь, занимает часть твоей души и сердца. Я не хотел исполнять роль Ивана Хованского не потому, что он мне не нравился, я просто не верил сам себе и не видел себя в этой роли. Потом в процессе репетиций мы нашли разные качества у этого персонажа, и дальше я уже искренне полюбил его и понял, что Александр Борисович оказался прав. Это получилось действительно ярко и интересно, даже критики потом это отметили. Из Хованского, властного и прямолинейного, выросла мощная фигура народного любимца, хоть он и не пришел к власти, а сгинул в одну секунду из-за предательства тех, кому он доверял.

Есть ли у Вас любимая сцена в спектакле?


Спектакль – это единая, неделимая частица, которая просто поворачивается к нам в каждой сцене разными гранями, поэтому ни в коем случае нельзя разбирать его на части. В одной сцене Хованский предстает нам с человеческой стороны, где он понимает, что за его спиной разворачивается какая-то страшная стихийная сила, и он как командир будто говорит стрельцам: «В этот смертный бой я вас не поведу». Он чувствует, что надвигается что-то неведомо новое, а старое, к чему он привык, с треском ломается. И он уходит в какой-то транс, начинает пить, танцевать, и пытается все заглушить, лишь бы не думать, что происходит, цепляется за свой привычный уклад жизни. Эта сцена мне нравится, но отделять от других ее нельзя. Я так не мыслю, ведь это единый персонаж, и он проживает эту свою единственную жизнь, где все события идут непрерывным потоком. И это сделано музыкально мощно! Мы в первую очередь не должны забывать, что это гениальная музыка, она так изначально написана Мусоргским, что все эти сцены оказывают колоссальное воздействие на зрителя!

Насколько комфортно Вам работать в такой сценографии?

Декорации «Хованщины» довольно минималистичны. Эта сценография меня убеждает. В таких условиях получаются четко прочерченные линии и персонажи. Они не теряются среди декораций, а излишняя пышность в данном контексте была бы неуместна. Изображена такая серая Русь, обычная русская изба, и в этом что-то есть. Я увидел интересную правильную геометрию. Высветились личности героев, и все образы заработали.

Типична ли такая постановка для МАМТ?

15 лет назад, когда я пришел в театр, это было бы нехарактерно. Театр был немного другого профиля, и таких масштабных опер в театре не было. И это заслуга руководства театра, что в течение этих лет подобрался такой состав труппы, который на хорошем уровне может выдержать такие полотна как, например, «Война и мир». Было неожиданно, что все персонажи, может, за исключением двух-трех приглашенных артистов, были из состава труппы театра. Наверно, только Большой и Мариинка могут такое потянуть, но сейчас это вполне сопоставимо с возможностями нашего театра. Мои замечательные коллеги все на своем месте и создают очень яркие образы, даже небольшие роли – очень выпуклые и красочные. Музыкальный руководитель, дирижер-постановщик Александр Николаевич Лазарев, все держит в своих руках, и ощущается, что все находятся на невероятно высоком уровне. Мы конкурируем с другими театрами, поэтому нельзя сказать, что «Хованщина» нехарактерная постановка - вполне себе репертуарная.

По-Вашему, чем эта опера так цепляет зрителя?

Это и красочность, картинность образов, где мы видим настоящую живопись на сцене, и талантливая актерская работа, и актуальность. Борьба за власть – это то, что происходит всегда и везде, это актуально сейчас и будет актуально через сто лет. То, что творится в мире, то и происходит в опере. Но, в первую очередь, это гениальная музыка, здесь есть настоящие жемчужины русской музыкальной культуры. Спектакль нельзя назвать чисто оперным, это скорее настоящая музыкальная драма. И это самая настоящая музыкальная библия Мусоргского, ведь это то, что живет в русской душе – верить в самое лучшее и уповать на силу Господа.












театр: Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко, Москва
когда: 2 апреля, 19:00;
где: Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко



КОНКУРС ОПЕРА МУЖСКАЯ РОЛЬ ХОВАНЩИНА





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ