Федор Елютин

Люди

"Remote Moscow", Rimini Protokoll, Германия, и Федор Елютин, Москва


Предполагали ли вы, что у «Remote Moscow» будет такой успех?

Честно говоря, мы об этом не думали. Просто была мечта привезти «Remote», поделиться им со своими друзьями и друзьями друзей. Такого резонанса мы не ожидали, и то, что вместо планируемых ста спектаклей сыграли двести, стало приятной неожиданностью. В этом году сыграем четыреста. Я считаю, это возможно. Москва город большой.


Создание проекта предполагает настоящее исследование города, коммуникацию с разного уровня властями. Сделали ли вы в процессе этого какие-то открытия?

Основная сложность «Remote» – согласование с начальством. Нам для маршрута нужны места, куда в обычной жизни простые люди не могут попасть. Ты открываешь им дверь, а они думают: «Как им это удалось?». Я подсчитал, что с того момента, как мы подписали контракт и до премьеры, нам сказали «нет» раз сто. Вывод, который я сделал: в этом городе никому ничего не надо. Нам запрещали ходить по парковке, например. «Мы же ничего не делаем, просто проходим мимо, это же общественная парковка,» – говорили мы. «Да. Но у вас будут проблемы. Вы будете об этом жалеть,» – был ответ. Все сидят по своим кабинетам и хотят, чтобы все было ровненько и спокойно. А наш проект всех шевелит. Мы выскочки: делаем какие-то невероятные штуки, которые до нас никто не делал. И это людей немножко… бодрит. Откровенно говоря, мне нравится этот процесс. Для меня «нет» – это новое «да».


Какой ваш любимый эпизод в «Remote»?

Мне нравится трапезная в Петровском монастыре. Наверное, потому что туда вообще невозможно попасть. Это трапезная для монахов, которые там живут, она открывается только для нашего проекта и для патриарха. Еще люблю крышу. Это были самые долгие переговоры в моей жизни, длинной в полгода. И мне нравится делиться с людьми этим видом на Москву, он очень необычный.


Remote в определенном смысле еще и социальный эксперимент. Голос в наушниках все время бросает участнику вызовы: «Слабо станцевать на площади перед незнакомцами? Слабо по пешеходной улице шагать задом наперед?». Наблюдая за поведением зрителей-участников, вы что-то новое узнали о человеке?

«Remote» одинаковый по содержанию, но разный по восприятию. Самое волнительное то, как на твои действия, которые велит делать синтезированный голос, будут реагировать прохожие. Здесь все зависит от тебя. Ты можешь пройти весь маршрут и не выполнить ни одной команды. Можно оставаться сторонним наблюдателем, а можно вовлекаться. Жизнь ведь также устроена. Ты можешь футбол смотреть по телевизору, пить пиво и есть чипсы. А можешь выбежать на поле и, если постараешься, даже забить гол. Спектакль как раз об этом. Из пятидесяти человек пять ничего не будут делать, пять будет очень быстро бежать, а один будет совсем сумасшедший, всех заводить. Ты понимаешь, как устроено общество и какую позицию ты сам в нем занимаешь.
Еще интересно, что за полтора часа, что длится маршрут, незнакомые люди становятся тебе очень близкими. Появляется ощущение, что вы вместе пережили что-то важное. У нас даже есть несколько пар, которые сошлись после проекта. Это не шутка. Проект приносит много радости людям. У нас даже настоящая книга отзывов есть.


Да, когда после спектакля выходишь с крыши, первое что видишь – открытую книгу. Для меня, кстати, книга отзывов с детства – один из важных атрибутов театра. Но вот сейчас в московских театрах я очень редко ее вижу. А в «Remote», принадлежность которого к театральному искусству некоторые оспаривают, она есть!


Да, для нас очень важно мнение зрителей. Действительно, многие говорят, что «Remote» – не театр. А для меня это стопроцентный театр. Нашим проектом мы хотим показать, что театр может быть каким угодно и где угодно. Главное, есть зритель и есть история, которую хочется рассказать.
Много людей приходят на «Remote», как на entertainment. Я им в конце говорю: «А ведь это еще и театр! Вообще, Римини Протокол – это театральная компания, зайдите на сайт, почитайте про их проекты, это интересно». Наша задача привести ту публику, для которой театр как место силы и смыслов пока закрыт.


Думайте, «Remote» способен перетянуть людей в более традиционный театр?

Конечно. Люди же часто подходят, спрашивают, куда еще сходить. В первую очередь, я направляю всех к Крымову в Школу Драматического Искусства. Он для меня был главным вдохновителем. Сейчас потихоньку театр становится – можно сказать это страшное слово – модным. Мне есть, что рекомендовать людям. Этих мест и режиссеров не так много, но ведь и хороших ресторанов или учебных заведений тоже не много.


А вам как театральному продюсеру интересно было бы прийти в репертуарный театр и там что-то сделать? Или больше привлекают самостоятельные проекты типа «Remote»?

Мне изначально интересен именно театр. И я не говорю, что зарекся работать в «блэк боксе» и местах, где есть стульчики. Когда мы запускались, я думал, что если у нас получиться сделать яркий, классный проект, то к нам кто-нибудь придет (но не из следственного комитета, а из мира искусства) и скажет: «Ребята, это круто! Может, у вас еще есть идеи? Давайте сделаем что-нибудь вместе!». Проект удался, но такой встречи не произошло. Хотя в ведомстве Департамента культуры города Москвы, больше восьмидесяти театров, и далеко не все из них делают аншлаговые спектакли.
И вот, у меня вопрос к ним: вы где? Я готов помочь, у меня есть опыт, контакты, я понимаю, как управлять продажами, как устраивать социальные активности. Есть контакты с европейскими театральными компаниями, которые я наладил за время визитов на Авиньонский, Эдинбургский, Рурский фестивали. Мы готовы делиться опытом, но почему-то пока он никому не нужен. Но я и не тороплюсь.
В силу своей профессии я раза два в неделю хожу в театр. На выходных я смотрел супер-успешный в плане продаж спектакль. Организаторы – большие молодцы, собрать такой зал – колоссальная работа. При этом они приучают людей к театру, что тоже важно. Но с точки зрения контента такой театр мне не интересен. Это было какое-то американское кино: все летает, светится, мигает. Я ничего не почувствовал. А главный критерий для меня – это experience, то есть переживания, которые дает постановка. Человек на спектакле перерождается, но такие вещи происходят не часто. За ними нужно гоняться.


Этим летом будет второй сезон «Remote». Как вы планируйте его развивать? Будете выходить на новую аудиторию?

В прошлом году спектакль посмотрело десять тысяч человек, в этом сезоне, дай бог, будет двадцать тысяч. Новых зрителей будем искать среди студентов: они молодые, гибкие, живые. У меня в планах в ближайший месяц дать десять лекций в ведущих ВУЗах Москвы. Приду и скажу им: «Ребята, я прошу вас поддержать нас. Чтобы альтернативный и эксперементальный театр в России развивался. Как? Прийти, купить билеты. Вам всем понравится. Гарантирую».
Еще мы планируем сделать «Remote» в одном европейском городке. Сейчас нам нужно найти хороших институциональных партнеров (фонды, музеи), заручиться их поддержкой. А в феврале поедем туда с командой недели на две-три прокладывать маршрут. Летом будет премьера. Сейчас кстати, русский парень делает «Remote» в Майями.


Интересно, перестанут когда-нибудь ли такие проекты – без актеров, с гаджетами, в реальных пространствах – в России быть экспериментом? В западном театре их достаточно много, а у нас по пальцам пересчитать.

У нас такая специфика – пространство репертуарного театра. Поэтому сложно подобные штуки подвигать. Вообще, работать в репертуарном театре непросто. Это свой особый мир. Для нас он очень медленный, кондовый и негибкий… поэтому мы создали свой мир, куда и приглашаем людей поиграть.
Но я невероятно счастлив, что мы попали именно в номинацию «Эксперимент». В целом признание профессионального сообщества, «Золотой Маски» для нас очень важно. А чудеса происходят именно там, где эксперименты. Все самое интересное находится в области неизвестного. Тут, конечно, велика вероятность провала, но и вероятность триумфа тоже есть. Надо не бояться и шагать туда.












театр: Rimini Protokoll, Германия, и Федор Елютин, Москва
когда: 9 апреля, 15:00
где: Москва



КОНКУРС ЭКСПЕРИМЕНТ REMOTE MOSCOW





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ