Борис Филановский

Люди

"Сверлийцы. Эпизод II", Электротеатр Станиславский, Москва


Борис, Ваша опера – Эпизод II в оперном сериале «Сверлийцы» – предисловие к рождению сверлийского мира. Она как-то продолжает вступление Эпизода I – увертюру Дмитрия Курляндского, дополняет ее? Что в ней особенного?

Никак не дополняет, это самостоятельное произведение, на момент написания которого я не слышал оперы Дмитрия Курляндского. У меня не было задачи координировать свои действия с другими композиторами, Борис Юхананов предоставил нам полную творческую свободу. Я выбрал этот эпизод потому, что в нем очень много абстрактных текстов, которые, на первый взгляд, озвучить если и возможно, то очень непросто. Мне было интересно, смогу ли я это сделать.

Как происходило взаимодействие композитора и режиссера в данной опере?


Довольно просто. Я привез уже написанную вещь и дал послушать демоверсию Борису Юрьевичу, объяснил, что и как происходит.

Как в Вашей части происходит взаимодействие между музыкой и текстом оперы?

Очень по-разному. Я хотел избежать избыточной непонятности, которая свойственна этому сложному тексту и где-то становится замкнутой в себе, унифицированной непонятностью. Иногда я прячу текст, распыляю его по отдельным вокалистам, иногда пускаю текст титрами и к каждому текстовому фрагменту приделываю какую-то определенную музыкальную фигуру, иногда я просто безразлично скандирую текст, снимая пафос, иногда наоборот. Где-то растягиваю, а где-то сжимаю отдельные слова в фонетические аккорды, когда все слоги звучат практически одновременно и можно только догадываться о том, что это за предложение.

Ваша опера делится на две части, расскажите, как меняется темпоритм оперы и ее смысловая составляющая на протяжении действия?

У моей оперы номерная структура, первый акт состоит из четырех больших сцен, а второй акт построен совершенно по-другому. Там есть два больших опорных номера – оба называются «из учебника сверлийской философии», в постановке один из них опущен, второй акт сокращен. Он состоит и нескольких крупных номеров, самый крупный из которых – «учебники сверлийской философии». Это такие статические картины мира, в который пребывает Принц Сверленыш. В течение первого акта он идет в этот мир, а во втором акте он уже там.

Приобрели ли Вы для себя что-то ценное в процессе работы над сверлийской оперой?

Жизнь и работа современного композитора обставлена гигантским количеством внутренних запретов и табу, которые связаны с тем, что нельзя слишком оправдывать ожидания слушателей, нельзя быть слишком похожим на образцы, которые привычны слушателю. Главное табу – это постоянно выходить за рамки того, что привычно тебе самому.
В этой опере мне удалось эту психологическую доминанту немного ослабить, удалось позволить себе больше. Есть разница между тем, если ты не рефлексируешь и пишешь трезвучие потому, что это красиво, и тем, если ты это условное трезвучие как метафору много раз отвергаешь, убегаешь от него, вступаешь с ним в сложные взаимоотношения и потом вдруг позволяешь ему снова прийти. Но все равно в опере нет прямого сантимента, там все осложнено постоянными композиционными вывихами.
Это связано с тем, что два часа музыки и такое количество текста – довольно серьезная задача для композитора. Плотность событий уменьшается, если тебе нужно написать не двадцать минут музыки, а два часа. И скорость подачи событий становится более разряженной, поэтому нужно найти нетривиальные способы их соединения и дления, которые будучи достаточно простыми, все равно осложняли бы восприятие реального времени.
Музыка в театре очень легко теряется, если она детализирована, если она требует постоянного неослабленного внимания и работы с довольно мелкими временными квантами. Она имеет большой шанс раствориться в поток, который одновременно идет с визуальной информацией, доминирующей в театре. Музыка для театра, как я ее представлял в этом случае, должна состоять из немногого различного, которое было бы очень контрастно, очень ярко, которое было бы способно побороться за внимание зрителя с визуальным рядом.












театр: Электротеатр Станиславский, Москва
когда: 3 и 4 апреля, 20:00
где: Электротеатр Станиславский



КОНКУРС ОПЕРА КОМПОЗИТОР СВЕРЛИЙЦЫ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ