Степан Лукьянов

Люди

"Сверлийцы. Эпизод II", Электротеатр Станиславский, Москва


Расскажите, с чего начиналась работа над пространством сверлийской цивилизации?

Как это часто бывает в театре, все началось с чтения и разбора текста романа-оперы «Сверлийцы» Бориса Юхананова. Этот текст и стал той самой оптикой, через которую нам явилось пространство Сверлии, новый мир. Одно из определений Юхананова относительно этого текста – фэнтези. Так как это абсолютно фантастическое пространство, мы не могли многие вещи просто взять из текста и воплотить в реальном мире. И только разбор структуры, разбор того действия, которое мы себе представляли, дало возможность изобрести пространство и методы его воплощения. Нам явились элементы, которые составляли это пространство.
Очень важно, что это опера: когда стали появляться партитуры, то музыка внесла серьезные коррективы в какие-то наши теоретические решения. Принципы, структура, темпоритм, если эти понятия применимы к такого рода музыкальным текстам, откорректировали многие пространственные решения. Познакомившись с музыкой, мы как бы пересобрали из уже готовых деталей пространство и композицию спектаклей заново.
Пространство вытекло из музыки и текста, пространство как река, водный путь, канал. Водные пути – важный сквозной элемент во всей истории. Если говорить про пространство, описанное в романе-опере, – это, в частности, метафорические Петербург и Венеция, города, связанные с водным пространством. В первом эпизоде именно по воде сверлийская раса попадает в мир людей. Первую часть оперы (композитор Д. Курляндский) мы с Борисом впервые поставили в 2012 году в пространстве Artplay. Это бывший цех вытянутой формы который тянется параллельно Яузе. И я заметил, что водный путь Яузы симметрично отражен, как бы спроецирован в форме этого цеха: так на сцене появились каналы, гондолы, которые выплыли из параллельного водного пути и из текста романа-оперы. Созданный там и тогда сценографический образ первого эпизода мы потом перенесли на сцену Электротеатра Станиславский.

Какая роль видеосценографии в спектакле?

Сейчас в театре мы часто наблюдаем, как театральные декорации заменяются на видеопроекцию, видео становится суррогатом сценографии. Вообще, я бы не относил видео к сценографии. Видеопроекцию в театре надо относить, скорее, к световому цеху. Видео диктует и формирует световое решение действия. А свет – это краеугольный элемент в театре. Помимо этого, видео может обладать темпоритмическими, нарративными, вербальными и невербальными свойствами, которыми не могут обладать предметные декорации. Эти факторы существенно влияют на образ театрального действия и театр вообще.
В нашем случае видеопроекция сама по себе, как принцип проявления пейзажа параллельного мира Сверлиии, представляется единственно возможным методом. Пейзаж Сверлии нельзя пощупать, он может быть только спроецирован. Пейзаж течет параллельно течению музыки, сливается с музыкой, становится музыкой которую тоже нельзя пощупать.

Расскажите о трансформации пространства на протяжении пяти вечеров оперы.

В каждом эпизоде оперного сериала своя музыка, свои внутренние интонации - и тематические, и музыкальные.
Поэтому мы можем рассматривать эпизоды как отдельные спектакли-блоки, составляющие единое целое здания спектакля-сериала. Где-то интонации веселые, хулиганские, когда действие происходит в священной сверлильне или на сверлийском лугу среди сверлийских стогов синего сена; где-то присутствуют трагические интонации, катастрофа, и мы видим выжженное, дымящееся пространство, которое потом застилает лава. Конечно, эти пространства нужно было делать разными.
Безусловно, есть и сквозные элементы, проходящие через весь сериал объединяя его в цельное произведение.

Можно ли сказать, что сценография в опере становится действующим лицом, которое взаимодействует с исполнителями?

Не только с исполнителями, но прежде всего со зрителем. Вообще, это нередкий случай в театре, когда сценография является чуть ли не единственным действующим лицом. Существовала старинная барочная традиция театра без актера, театра сценографии, где происходила смена декораций под музыку. Что-то подобное мы видим на протяжении всего пятого эпизода оперного сериала, когда происходит музыкально-сценографическое действие. И с одной стороны, в этом есть что-то новое и неожиданное для современного зрителя, а с другой стороны, это обращение к театральной традиции, которая в барочные времена была очень сильна. Конечно, сценография – действующее лицо. Это же опера! Опера должна быть визуальным действием, визуальным аттракционом.

Можете ли Вы определить направление, стиль в сверлийской опере?

Дада-барокко.




Фотография Ленки Кабанковой











театр: Электротеатр Станиславский, Москва
когда: 3 и 4 апреля, 20:00
где: Электротеатр Станиславский



КОНКУРС ОПЕРА ХУДОЖНИК СВЕРЛИЙЦЫ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ