Дмитрий Егоров

Люди

"Победители", Театр юного зрителя, Томск


Как пришла идея соединить в спектакле «Цинковых мальчиков» и «У войны не женское лицо» Светланы Алексиевич?

Вообще, надо сказать, что мне всегда нравилось то, что пишет Светлана Алексиевич, и, в принципе, я и дальше планирую с ее произведениями работать. Но тут просто время такое настало, что очень много о войне стали говорить отовсюду: в Интернете, по телевидению и т.д. А войны разные бывают. С моей точки зрения, самые серьезные войны, которые могут стать предметом для гордости, несмотря на жуткие жертвы, – это Отечественная война 1812 года, и Великая Отечественная война, когда на твою землю приходят и ты ее защищаешь. А все остальное может называться «военными операциями».
Я как режиссер считаю, что если есть в наше время какой-то гражданский долг, то он заключается в том, чтобы напоминать бесконечно про те трагедии прошлого, которые мы пережили и к которым совсем не хотелось бы возвращаться. Поэтому для меня было важно сопоставить эти две войны: совершенно трагическую, невыносимую Великую Отечественную войну и войну в Афганистане, где тоже было много жертв с нашей стороны, но которая очень отличалась по сути. Когда шла война на чужой территории – в Афганистане, мы, жители Советского Союза сидели и ничего о ней не знали. Нам приходила та информация, которую нам хотели рассказать с экрана телевизора, а не та, которая отвечала действительности. Когда потом, уже после войны, вся правда про Афганистан стала потихонечку открываться, она оказалось чем-то совершенно иным, нежели история о воинах-интернационалистах, которые сажают аллеи дружбы и помогают братскому народу. Мне показалось, что важно сейчас говорить об этом, и мы выбрали именно такой материал для спектакля. Тем более, он хорошо ложился на труппу театра.


Спектакль «Победители» включает документальный видеоряд, кадры советских телепередач и агитационные фильмы Геббельса. Можете рассказать, пожалуйста, как собирался материал? И зачем Вам документ?

Я уже не первый спектакль делаю с совершенно замечательным человеком: режиссером мультимедиа Натальей Наумовой. Она колоссальный со-творец; каждый раз, когда мы что-то вместе делаем, очень много обсуждаем и рассуждаем. Во второй части «Победителей», которая посвящена Афганистану, нам был необходим контрапункт к человеческим историям из рассказов Алексиевич. «Цинковые мальчики» – это же набор монологов бывших участников войны, матерей, жен и тех людей, которые с войной каким-то образом соприкоснулся. Я помню, что в 80-е годы – это время моего детства – страна прекрасно жила и пела: каждый год были «Песня года», «Голубые огоньки» и все такое прочее. А одинокие голоса людей, соприкоснувшихся с войной, никто не слышал. Вот поэтому нам был необходим контрапункт к монологам, записанным Алексиевич.
К сожалению, много материалов не вошло в спектакль. Наталья провела очень большую работу по исследованию информационного пространства того времени; в итоге мы остановились на совершенно конкретных фрагментах, и они занимают в спектакле достаточно серьезное место.


В программе Маски+ есть еще один спектакль, над которым Вы работали вместе с Вашим однокурсником Максимом Диденко – «Молодая гвардия». И «Победители», и «Молодая гвардия» поднимают тему войны. Есть ли идеи, нашедшие место в обоих спектаклях?

В каком-то смысле да, потому что история о «Молодой гвардии», хоть и отличается, – все равно тоже история о мифологизации того, что на деле было несколько другим. Максим делал первую часть, которая носит название «Миф», и работал с мифологемой вокруг «Молодой гвардии». А мы с Натальей капитально взялись за изучение документов, фактов. Оказалось, что мифы и реальность каждый раз расходятся: тема человеческого подвига, поступка, который совершает частный человек, была в какой-то момент присвоена государством. Но в действительности это была точно такая же человеческая история: на землю этих людей пришел враг, а они не захотели с этим примиряться и потому писали листовки, вывешивали флаги, подожгли биржу. Все остальные действия, которые приписываются «Молодой гвардии», не подтверждены. Было это на самом деле или не было – неизвестно. Но из них был сделан показательный военный миф, молодогвардейцев представили как комсомольцев с советской закалкой. Однако я читал их письма и дневники. Там очень мало идеологии. Это точно такие же мальчики и девочки, которые влюбляются, учатся, работают... Безусловно, важно, что это было первое образованное поколение города Краснодона, люди, которые получали систематическое школьное образование. Первое советское поколение, воспитанное после революции и гражданской войны. Однако их поступок по-настоящему патриотический: они сражались в большей мере за свою землю, чем за советское государство.
Но их история, благодаря вмешательству государства, стала настолько идеологизированной, что, когда Советский Союз закончился, этот миф стал никому не нужен. «Молодую гвардию» Фадеева, как понимаю, примерно поэтому исключили из школьной программы – слишком много идеологии. Когда к нам на спектакль приходят люди, выясняется, что роман Фадеева «Молодая гвардия» знают не больше двадцати человек из всего зала, и чаще всего это люди старшего поколения, от сорока и старше. Вот и получается, что присвоение государством частного человеческого поступка сослужило этим ребятам не самую хорошую службу: молодогвардейцы в какой-то момент стали совершенно культовыми персонажами, а потом были выброшены на помойку истории, так что о них теперь никто ничего не знает.
И в случае «Победителей», и в случае «Молодой гвардии», я не болею за какую-то одну сторону. Я за человека. За обычного человека, вне зависимости от того, к какой стране он принадлежит. За того человека, который планирует дальше жить и хочет иметь в жизни перспективу. Это матери, которые растят детей, чтобы у них были внуки, а не для того, чтобы сыновья погибли на войне. Жены, которые выходят замуж для того, чтобы прожить всю жизнь с человеком, а не для того, чтобы проводить его и потерять. Мужики, которые идут за идею, а не потому, что их обмануло телевидение. Для меня единицей измерения любого государства является человек. Возможно, что спектакли никак не повлияют ни на кого, но, мне кажется, что сейчас об этом просто очень важно говорить.


А какие документальные источники были задействованы при постановке «Молодой гвардии», и как Вы работали с текстом?

В этом случае нам с Наташей помогало большое количество людей в работе над этим спектаклем. Мы долго собирали материал, долго готовились. А вот сам спектакль сделали достаточно быстро: второе действие мы сделали где-то за месяц-полтора. Но подготовительный период был очень долгий, потому что для того, чтобы отобрать материал, нужно было действительно проштудировать огромное количество информации.
Сразу на глаза попался замечательный сайт «Молодая гвардия» (http://www.molodguard.ru/). Это частная инициатива Дмитрия Щербинина, который в какой-то момент стал собирать документы, касающиеся «Молодой гвардии»: материалы конференций, расследования, архивные данные и т.д. Это сильно помогло нам при работе, сразу было понятно, куда направлять артистов за информацией. Многое из того, что вошло в спектакль основано на материалах с этого сайта. Кроме этого, очень во многом помогла Марина Турсина – историк-любитель. Марина, в основном, занимается историей Зои Космодемьянской, но и «Молодой гвардией» занималась тоже достаточно плотно, поэтому много чего посоветовала и много в чем помогла. Очень помог документами и фотографиями музей «Молодая гвардия» в Краснодоне. Несмотря на то, что в тот момент музей уже находился на очень сложной территории Луганской Народной Республики, они живо откликнулись и серьезно нам помогли.
Для второй части спектакля мы отобрали несколько связанных с «Молодой гвардией» сюжетов, которые нам показались важными. Первый блок – то, что касается самих молодогвардейцев, и того, что от них осталось (их письма, дневники и др.). Мы попыталась понять, что это были за ребята. Практика, кстати, показала, что больше всего неопределенности с теми молодогвардейцами, которых впоследствии более, нежели остальных, героизировали. Например, как в случае Олега Кошевого, про которого очень мало, что можно было понять, потому что излишняя мифологизация совершенно не давала возможности выяснить, что это на самом деле был за человек.
Второй большой блок тем связан с делом «Молодой гвардии». До сих пор существуют разные версии того, кто был предателем. Это было очень запутанное дело, его распутали не сразу, и из-за этого пострадали люди: их оклеветали. В их числе был, например, настоящий комиссар «Молодой гвардии» Виктор Третьякевич – человек, который объединил маленькие группы, существовавшие на оккупированной территории Краснодона, и создал единую организацию. Его оклеветали, поэтому долгое время он оставался как бы за пределами этой истории (его нет в романе «Молодая гвардия»), и только через много лет удалось вернуть ему доброе имя. До этого даже его родители в своем родном городе были вынуждены жить как родители предателя. И это третий сюжет нашей истории – что такое эта государственная мифологизация. И что, может быть, участь живого героя бывает иногда страшнее, чем участь мертвого героя.
Работать над спектаклем было очень интересно. Это было как детектив. Я вспомнил свою бытность на театроведческом факультете, когда приходилось ходить в архивы и читать документы со сносками. У нас весь спектакль на сносках и построен, весь текст, произносимый в спектакле, ими сопровождается. Мы обязательно показываем, откуда эта информация взялась, чтобы не быть голословными и не заниматься «желтой прессой».
Очень важно людей информировать: и про молодогвардейцев, и про Великую Отечественную войну. Молодое поколение, которое родилось в 90-е годы, знает об этом гораздо меньше, чем те, кто родились раньше. Про «Молодую гвардию», скорее всего, не знают ничего. Сериал о «Молодой гвардии», который не так давно вышел, подлинных событий не отражает ни на грамм, насколько я могу судить после того, как сам работал с архивами. И в городе Краснодоне нет человека, который бы не ругал этот сериал. Хотя он преподносился как подлинная история «Молодой гвардии»... Нужно, чтобы люди обладали более-менее достоверной информацией и учились самостоятельно делать выводы из происходящего. Мы должны бороться за адекватность людей, которые к нам приходят. Лучше ходить в театр, чем смотреть телевизор.


А как артисты, задействованные в спектакле, отнеслись к этой истории? Они были настолько же увлечены?

Мне очень повезло с артистами театра «Мастерская», которые с огромным энтузиазмом и трепетом отнеслись к работе над спектаклем. С ними было очень здорово работать. Максим Диденко сейчас по городам и весям катается, я тоже в Петербурге появляюсь не часто, а ребята каждый раз перед спектаклем самоотверженно делают прогон. Значит, и им эта история интересна. Важно, чтобы люди, в том числе и актеры, не оставались к этой истории равнодушными, и, к счастью, так и происходит. Есть, например, люди, которых наш спектакль приводит в бешенство – меня эта реакция устраивает точно так же, как и какие-то восторженные отзывы. Главное, чтоб равнодушия не оставалось в человеке после спектакля. Нет ничего страшнее равнодушия.



Источник фотографии - www.red-torch.ru












театр: Театр юного зрителя, Томск
когда: 9 марта, 19:00
где: Центр им. Вс. Мейерхольда



МАСКА+ ПОБЕДИТЕЛИ МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ РЕЖИССЕР





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ