Виктор Никоненко

Люди

"Панночка", Театр куклы и актера "Скоморох", Томск, и Творческое объединение "КультПроект", Москва


Вы работаете не только как художник, но и как режиссер. Когда вас приглашают в спектакль в качестве художника, режиссерские амбиции не мешают работе?

Когда ты как художник сочиняешь спектакль, возникает довольно конкретная визуальная история, которую потом передаешь режиссеру. Поэтому очень важно, чтобы мы с режиссером мыслили одинаково, чтобы он органично в эту историю вошел. Тогда мы оба сможем свободно существовать в спектакле. Так что, будучи художником, я одновременно работаю и со-режиссером, и наоборот. Когда я делал спектакль «Старый сеньор и...», приходилось разделять эти роли: как режиссер я много требовал от артистов, а как художник постоянно старался им помочь, сделать кукол удобнее для работы.


«Панночка» – ваша совместная работа с Владимиром Бирюковым, причем далеко не первая. Расскажите, пожалуйста, о вашем творческом тандеме.

Мы дружим и работаем уже больше двадцати восьми лет. Мы очень доверяем друг другу. Первая идея исходит всегда от него, это очень важно. А развиваем эту идею мы вместе. Я даже не знаю, сколько мы уже спектаклей вместе поставили. Мне кажется, тридцать или около того.


Как вы восприняли идею поставить «Панночку»?

Мы лет двадцать пять назад пытались за нее взяться, даже придумали спектакль, я сделал макет и эскизы. Он был совсем другой – и времена были другие, и мы другие. Тогда мы специально просили разрешения на постановку у самой Садур. Но так получилось, что в тот момент Володя сменил театр, стал работать в другом городе. Там он решил не начинать свою работу со спектакля для взрослых. Постепенно идея поставить «Панночку» ушла, а вот теперь снова возникла.


Какие задачи ставил перед вами режиссер?

Да никто никаких задач не ставил. Мы сели, прочитали, придумали, сделали. Я потихоньку передавал Бирюкову тот мир, который придумывал.


Не было задачи – сделать страшно? Или – сделать загадочно? Или еще как-то?

Нет. Я вообще никогда не ставлю себе целью напугать или рассмешить зрителей. Мы даже не мыслим такими категориями.


Насколько сложными оказались куклы для «Панночки»?

Они сложные не с технической точки зрения, они сложны для актеров. В идеале с куклой нужно довольно долго жить, осваиваться, пытаться понять, как в ней существовать, заниматься этюдами. Через полгода сделать черновой спектакль, найти, что надо доделать, и еще через какое-то время выпустить премьеру. Тогда спектакль получился бы иным. Но в репертуарном театре такого себе позволить нельзя. Здесь каждый день идут спектакли, артисты постоянно заняты. После одного спектакля они начинают репетировать другой... В таких условиях сложно освоить новую куклу, сделать ее частью себя.
Кукла всегда оживает благодаря актеру. Можно сделать супер-сложную механику, но кукла останется неживой. Так что дело не в сложности, а в точности задачи. Сложную задачу интересно осваивать.


Артистов в спектакле не видно, они работают в черном кабинете. Почему вы решили использовать этот прием?

Это второй мой спектакль в черном кабинете. Первым был «Старый сеньор и...».
В кукольном спектакле мне очень важно понимать, зачем на сцене актер. Надо всегда оправдывать, почему рядом с куклой человек. Это еще один персонаж? Или кто? Если можно избавиться от актера так, что движение куклы не изменится, а наоборот улучшится, то почему бы этого не сделать? В случае с «Панночкой» мне казалось очень важным, чтобы персонаж присутствовал на сцене один.
Вообще, за этим стоит более общий принцип: всегда нужно понимать, почему именно этот материал должен быть поставлен в куклах. И только когда ты осознаешь, что этот спектакль нельзя сделать по-другому, есть смысл его делать.


Как вы объяснили себе это в случае с «Панночкой»?

Как показать приземленного человека, которому ничего в этой жизни не надо, и человека с чистой душой, буквально готового в любой момент воспарить? В куклах это можно сделать очень наглядно. Душа в виде мотылька парит рядом с Хомой Брутом, казаки, тяжелые, приземленные, копаются в земле, как кроты. Они не могут выше подняться, а Хома по сценографии постоянно находится над ними. Это все можно показать материально через кукольный образ.


Бывает, что куклы показывают свой характер?

Конечно! Я в это верю на сто процентов. Кукла, работающая у одного актера, может отказаться работать в руках другого. Будут рваться нити, еще что-то подобное происходить.


Вы чувствуете себя немножко волшебником, создавая целые кукольные миры?

Не то, что бы волшебником... Просто когда сочиняешь, иногда происходят вещи, которые ты не можешь объяснить. Так, например, произошло со спектаклем «Старый сеньор и...». Мне очень хотелось показать, что кукла может вести монолог. Я придумал, что она говорит на каком-то никому не понятном языке, а переводчик переводит с образного языка на человеческий. Я долго искал визуальный образ этой колумбийской старухи, долго не мог придумать, во что ее одеть. Я нашел фотографию старика-мексиканца. У него был длинный скошенный рот. Мне это очень понравилось, и я решил сделать такой же рот кукле. А дальше произошла такая вещь. Когда спектакль уже был готов, наша завлит Нина Монова (мой соавтор по пьесе) принесла статью из колумбийской газеты. В ней говорилось о старой женщине, оставшейся единственной носительницей своего языка. То есть ни одного человека, с которым она могла бы поговорить, не осталось в живых. В газете была фотография этой женщины. Она оказалась как близнец похожа на мою старуху. Даже платок одет так же, как на кукле. Как оно так получилось? Я настроился на какую-то особую волну, и все сошлось.


Вы работаете не только в театре, но и в кино. Кинематографический опыт помогает вам в работе над спектаклями?

В спектаклях «Старый сеньор и...» и «Панночка» мне очень пригодился опыт работы в кино. Я использовал много киноприемов: крупные планы, переходы с одного плана на другой. Это очень интересно и важно – использовать свой собственный опыт, который ты получаешь в каких-то других сферах.












театр: Театр куклы и актера "Скоморох", Томск, и Творческое объединение "КультПроект", Москва
когда: 27 и 28 марта, 19:00
где: Центр им. Вс. Мейерхольда



КОНКУРС КУКЛЫ ХУДОЖНИК ПАННОЧКА





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ