Марина Крапивина

Люди

"Прикасаемые", Театр Наций и Фонд поддержки слепоглухих "Со-единение", Москва


Расскажите, пожалуйста, какие материалы вы использовали при работе над спектаклем? Правильно ли я понимаю, что одним из основных источников была книга Ольги Скороходовой 1947 года?

Да, когда Скороходова в 1925 году попала в школу для слепоглухих, ее и других воспитанников опекали опытные преподаватели. Там она стала вести дневник, и по мере того как она получала образование, как развивалась ее устная и письменная речь, она постоянно возвращалась к своим записям.
Постепенно Скороходова все лучше и лучше овладевала навыками речи и письма, что давало ей возможность самостоятельно поправлять собственные записи, сделанные ранее. Таким образом, уже к двадцати годам она прекрасно владела письменной речью, также параллельно ее учили устной речи. С ней занимались очень серьезно. По воспоминаниям людей, которые с ней общались, у нее была очень хорошая речь для слепоглухого человека. Это стало возможно, в том числе, благодаря тому, что преподаватели регулировали темп и громкость речи: они не давали ей слишком громко кричать или слишком тихо говорить. В дневнике она просто фиксировала все свои физические и эмоциональные ощущения. Например: «Я с О., мы вышли на улицу, я ногами почувствовала, что проехала машина». И уже позже этот дневник лег в основу монографии Скороходовой «Как я воспринимаю, представляю и понимаю окружающий мир».


То есть вы сразу взяли эту книгу за основу текста будущего спектакля?

Нет, изначально мы предполагали, что спектакль будет основан только на рассказах наших современников. Потом, когда я прочитала биографию Скороходовой и немного познакомилась с ее работами, я поняла, что она русская Хелен Келлер. Она первый слепоглухой человек в России, у которого похожая с Келлер судьба. Но о ней никто не знает, потому что ее биография не стала, как у Хеллен Келлер, объектом массовой культуры (пьеса Уильяма Гибсона «Сотворившая чудо»). И нужно было обязательно рассказать в спектакле о ней.


А что вас больше всего поразило в ней и в том, что она описывала?

Она была педагогом, всю жизнь проработала в Институте дефектологии. И она сама имела дело со слепоглухими детьми. Она сделала очень интересный антропологический вывод, важный для понимания того, что такое человек в принципе. Она говорит об «очеловечивании». Попробую объяснить на примере. Люди, которые видят, они с детства как бы интуитивно мимику считывают, начинают улыбаться или, наоборот, хмуриться. У нас у всех богатая мимика благодаря тому, что мы видим. У слепоглухого человека мимики нет. И у слабовидящих, кстати, с мимикой тоже плохо, а вот у немых такой проблемы нет. У слепых лицо такое скованное, у слепоглухих – тем более. Потому что к ним вообще никакой информации о выражениях лица и жестах не поступает. Из-за этого у них все время такое напряженное, закрытое лицо. Конечно, у тех, с кем это раньше случилось, скованность более выражена, но и у тех, кто в более взрослом возрасте потерял зрение, лицо тоже постепенно «немеет». То же самое можно сказать и о теле. Корпус все время сжат, напряжен.


Это, наверное, связано с тем, что они боятся оступиться, сдерживают себя?

Да, поэтому во время наших лабораторий Руслан Маликов уделял этому так много внимания и предлагал (через переводчиков) им делать упражнения. Например, он им предлагал бежать. «Вы должны бежать!» Естественно тут же возникали сомнения: «Как я могу бежать? Я же не вижу и не слышу». «Не бойтесь, – говорил он им, – здесь вас страхуют». Он ставил зрячеслышащих актеров, которые стояли и страховали. Естественно, сначала они бежали с трудом, потому что это очень страшно: куда ты там бежишь? Вдруг на стенку наткнешься, упадешь? Подвернешь ногу? Но они справились с этим заданием, потому что постепенно пришло доверие к тем, кто рядом, и уверенность, что им не дадут упасть. Когда они бежали уже в пятый или в десятый раз, с их лицами что-то стало происходить… У них стали меняться лица. Это было поразительно. Им все это начало доставлять большое удовольствие. Почему слепоглухие любят, например, качаться на качелях? Потому что это ощущение. Они живут ощущениями. Вы ведь, наверное, обращали внимание на это раскачивание (стереотипию). Аутисты и слепоглухие часто раскачиваются или кружатся. Они так получают ощущения, потому что в обычной ситуации у них почти нет ощущений. Им неоткуда их взять.


Я знаю, что в ходе работы над спектаклем вы контактировали с людьми, которые занимаются похожими проектами.

Адина Таль приезжала к нам. Это израильский театр «На лагаат», в переводе «Руками трогать». Они создали единственный в мире профессиональный театр слепоглухих актеров. Таль смотрела спектакль и присутствовала на наших лабораториях. Я, естественно, к ней подходила, спрашивала. Она сказала, что она в восторге от наших ребят, но спектакль ей не понравился.


Почему?

Наши принципы работы отличаются от того, что делают они. Она занималась с непрофессиональными слепоглухими актерами больше года и сделала из них профессиональных актеров, которые себя свободно чувствуют на сцене. Для нее это было в первую очередь театральной, режиссерской задачей.
У нее есть, например, спектакль «Хлеб», где слепоглухие актеры стоят за огромным столом и делают хлеб. Они не статичны, они бегают и прыгают. Их практически нельзя отличить от зрячеслышащих людей. Кто-то из них говорит. Но часто зрителям с непривычки сложно разбирать, что именно актеры говорят, поэтому, чтобы их все-таки правильно понимали, показывают титры. Таль все делает для того, чтобы слепоглухие актеры не становились «декорацией» и чтобы все действие не было на самом деле построено на работе зрячеслышащих актеров.
Главная претензия Адины Таль к нашему спектаклю была связана именно с этим. Но я подумала: «А зачем, собственно?». Можно дать безногому человеку протезы, чтобы за несколько лет научить его ходить и даже бегать. По этой логике устроены, например, Паралимпийские игры как социальный проект. Благодаря им люди с разными видами физических ограничений должны поверить в себя, убедиться в том, что все возможно. Надо только достать хорошие протезы – и я пойду.
Но после нашего спектакля слепоглухие актеры не начнут видеть и слышать, вот в чем дело… Они все равно останутся со своей слепоглухотой. Зрителям их надо принять такими, какие они есть, и научиться с ними взаимодействовать.



Источник фотографии - territoryfest.ru












театр: Театр Наций и Фонд поддержки слепоглухих "Со-единение", Москва
когда: 19 марта, 19:00
где: Центр им. Вс. Мейерхольда



КОНКУРС ЭКСПЕРИМЕНТ ДРАМАТУРГ ПРИКАСАЕМЫЕ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ