Юрий Алесин

Люди

"Сын великана", Театр "Снарк", Москва


Театр «Снарк» не имеет свой площадки. Влияет ли это как-то на ваш стиль?

Да, отсутствие площадки, похоже, становится стилеобразующим. Мы начинаем репетировать где-то (это может быть комната парикмахерской или какой-нибудь детский клуб), и я говорю: «Вот, например, возьмем…» – и беру то, что лежит под рукой. Как правило, именно эта вещь на премьере становится реквизитом. (Смеется). Нет, мы не воруем ее оттуда. Наши основные спонсоры – Avito.ru и магазины «Fix price», поэтому нас иногда называют театром, сделанным из мусора. Это не так, но брать все, что попадется под руку, и делать из этого что-то интересное, нам тоже приходится, мы это полюбили.


«Снарк» работает в стиле «домашнего театра»?

Не совсем. Формат «домашнего театра» мне действительно близок, и иногда я к нему приближаюсь, но все-таки это, скорее, следствие камерности наших постановок, чем конечная цель.


Тебя бездомное положение «Снарка» устраивает? Если бы Кама Миронович позвал в МТЮЗ, ты бы не пошел?

Конечно, пошел бы! Я долго себя ужимал до камерного формата. После РАТИ я ставил спектакли на больших сценах, сейчас продолжаю это делать, и мне было очень тяжело загонять себя на малую сцену. Самые первые мои спектакли были крупноформатные: «У ковчега в восемь», «Побег из Космоса»… Но две последние премьеры – «Сказки детского мира» и «Сын великана» –помещаются в две сумки и мы играем их на двух столах. При этом мы готовы расхлопнуться обратно в любой момент. Мечта о большой сцене, конечно же, есть.


«Сын Великана» первый спектакль «Снарка», включенный в детскую программу «Золотой Маски». Как ты думаешь, чем он так привлек внимание?

Тут удача в том, что нам удалось затащить Алексея Гончаренко на спектакль (смеется). Театры нашего формата находятся все-таки за пределами серьезной театральной критики. Но мне лично критика просто необходима, иначе очень легко погрузиться в кисель собственной милоты. Ну, и сама сказка Элинор Фарджон очень интересная. Маленький человек, Вильчик, всю жизнь чистил дымоходы и мечтал стать великаном, как его отец, но за всю свою жизнь не подрос ни на дюйм. Однако он не унывал и продолжал делать свое дело так хорошо, как только мог. А когда он умер, его похоронили в огромной могиле и выложили на ней огромную фигуру великана из белого камня. (Она, кстати, действительно существует в Англии и похожа на узоры в пустыне Наска). Прошло время, и люди, стали говорить, что там похоронен настоящий великан. В этой сказке заложено очень много смыслов, так что детям есть, над чем задуматься после спектакля, о чем поговорить с родителями. Я очень благодарен Ольге Варшавер, которая перевела Элинор Фарджон. Она переводит сейчас другие ее тексты, жду нового материала.


Это кукольный спектакль?

Нет, это, скорее, объектный театр. Вильчик – кусочек утеплителя, его сестры – конусы из бумаги. Актриса просто дотрагивается до персонажей и говорит за них, она их не ведет, как кукловод. С кукольным театром соревноваться бесполезно, мы просто экономим на количестве актеров (смеется).


Но у тебя есть и один настоящий кукольный спектакль, в Московском театре кукол – «Человек-Шелкопряд» по пьесе Евгения Сташкова.

Да, это очень странный опыт. На драматургическом конкурсе была такая чудаковатая пьеса. Я сразу взялся делать эскиз, потому что понял, что не смогу сделать ее реалистично и нужно как-то выкручиваться. В итоге мне понравилось то, что у нас получилось, но зрителя своего эта работа пока не нашла, да и вряд ли найдет. Ее нужно вывозить в Европу на кукольные фестивали, там она будет смотреться органично… Но было интересно. В театре кукол тоже уйма неосвоенных областей, и меня интересуют именно они. Когда я поступал к Петру Фоменко на режиссуру, он меня спросил: «А Вы не хотите быть режиссером кукольного театра?» Мне показалось это таким оскорбительным! Вроде как, он понял, что я не дотягиваю до драматического режиссера, и предлагает ступень ниже. Я говорю: «Нет! Я хочу работать только с артистами». Но в итоге я как раз к куклам и иду.


Был на выставке Резо Габриадзе в Музее Москвы? Он как раз похожую историю там рассказывает о том, как попал в театр кукол: думая, что с артистами не справился бы.

Собираюсь. Его спектакль «Песня о Волге» самое сильное мое театральное впечатление. Хоть я его видел уже лет 10 назад.


Тема смерти стала популярной в детском театре. Ты как к этому относишься?

Я считаю, это нормально. Дети должны получать информацию обо всем, что их интересует. Их нужно примирять со смертью, с тем, что не всегда прилетает волшебный помощник и всех спасает. Все зависит от того, что в режиссере преобладает: оптимизм или пессимизм. Я, конечно, очень оптимистичный человек, поэтому, даже если в спектаклях фигурируют зло и смерть, все равно я оставляю какой-то выход самому себе и зрителю. А некоторые не оставляют, и это тоже нормально.


Тебе интереснее работать с серьезными темами или делать спектакли вроде «Все праздники в один день»?

Интереснее с серьезными, но для детей. Изначально все сказки основаны на мифах и архетипах. В любой сказке есть корень, который идет куда-то в прошлое, и что-то, что идет в будущее. То есть соединяются мотивы взрослые и детские, иррациональные и рациональные… Я считаю сказочный материал бедным, поэтому органично себя чувствую в нем.


Ты много работаешь с современной детской литературой, какие самые сильные впечатления за последнее время?

Сейчас – Миллиган Спайк. Английский писатель, драматург, актер, телеведущий, умер в 2002 году... Он мало переведен. Все, что в интернете нашел, уже прочитал и сейчас пишу знакомым переводчикам, чтобы они мне нашли что-нибудь. Это прямо свежий материал, очень интересный. Особенно стихи. В планах снова поставить поэтический спектакль, в основном английские поэты в голове вертятся: они такие смешные, парадоксальные.


Где ты берешь своих чудесных актеров? Проводишь кастинги?

Ни разу кастинга я не проводил, просто везет. В «Сыне Великана» играет замечательная актриса, заслуженная артистка России Маргарита Шилова. Она очень вовремя переехала в Москву, я об этом узнал и воспользовался случаем. Пока, к сожалению, не могу найти для нее новый материал. В труппе «Снарка» сейчас три актрисы и один актер: Мария Маркова, Марианна Дырзу, Анна Куненкова-Боголюбская и Станислав Сергеев. Когда я решил сделать свой театр, позвонил друзьям и знакомым. Актеры из «У ковчега в восемь» до сих пор со мной. Раньше был еще Василь Дранько-Майсюк, но он сейчас уехал на родину в Белоруссию, ему на смену пришел Станислав Сергеев, который очень удачно оказался заодно поэтом и композитором. Сейчас начали сотрудничать с Сергеем Арониным, выпускником Евгения Каменьковича и режиссером. Еще у меня есть оркестр из четырех человек – тоже мои друзья.


Какие премьеры запланированы на 2016 год?

Есть замысел спектакля в жанре contemporary dance на тему отношений детей и их родителей в процессе развития, от рождения ребенка до 6 лет. Рабочее название «Я родился». Собираемся сочинять его прямо на репетициях, это постепенно становится нашим методом. Мы все меньше обращаемся к литературным произведениям, просто берем интересную тему, ищем подходящую стилистику и внутри этого пытаемся что-то придумать. Это будет совместная работа с волшебным хореографом Александром Андрияшкиным из школы современного танца «ЦЕХ». Я к нему сейчас хожу на занятия: есть тайный план даже самому сыграть в этом спектакле. Но пока у меня не очень хорошо получается. С Марианной Дырзу, думаем про спектакль «Холодно/Горячо». Соединим самую холодную сказку – чукотскую или норвежскую, и самую горячую – африканскую или арабскую.


Ты не думал когда-нибудь поставить спектакль с детьми-актерами?

Я много этим занимался в «Театре юных москвичей» в Центральном дворце пионеров. Несколько лет там проработал, ставил спектакли с детьми, и это клево. Театры не хотят брать детей, потому что им надо ходить в школу, они болеют, а не потому, что они не могут что-то сыграть. Конечно, если в спектакле встречается персонаж-ребенок, лучше, чтобы его не играл взрослый артист.


Как убедить ребенка, что театр круче мультика?

Только сводить на хороший спектакль – на словах не убедишь.












театр: Театр "Снарк", Москва
когда: 13 марта; 12:00, 16:00
где: Центр им. Вс. Мейерхольда, Черный зал



ДEТСКИЙ WEEKEND СЫН ВЕЛИКАНА





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ