Наталья Молоканова

Люди

"ПроЖить", Театр кукол Удмуртской Республики, Ижевск


С какими трудностями вы столкнулись при инсценировке рассказов Андрея Платонова и почему вообще решили обратиться именно к его военной прозе?

Я очень люблю прозу Андрея Платонова. Когда мне предложили стать участником лаборатории для режиссеров и художников в Ижевском театре кукол, посвященной Победе, сразу пришли в голову его произведения. Платонов нашел какой-то особый, детский язык – немножко странноватый, непонятный даже многим взрослым. Но как раз дети понимают его гораздо глубже.
Трудность была в том, чтобы вообще придумать, о чем должен быть спектакль. Не инсценировать какой-то отдельный рассказ, а выстроить свою линию. Это мы вместе с художником придумывали. Решили рассказать историю мальчика, который выжил во время войны, который не сдался, и продолжает жить, создавая мир вокруг себя. Хотелось инсценировать рассказ «Корова», это один из любимых моих рассказов. Потом придумалось, что, например, паровоз – это не просто паровоз, но и образ смерти: он металлический, жесткий. Потом появились гусеницы-танки, вороны-самолеты. И как-то получилось всю эту историю закрутить, все складывалось как мозаика.


В рассказах Андрея Платонова много ярких, запоминающихся эпитетов, метафор. Пытались ли вы их визуализировать? Какой образ оказался самым сложным?

У Платонова мир материальный, очень понятный, очень простой. Но, когда читаешь, у тебя в подсознании возникают еще какие-то параллельные образы и эмоции: тебе то холодно, то жарко, то страшно. Мы изначально планировали, чтобы в спектакле было как можно меньше слов, чтобы все было построено на ощущениях: от звуков, от сказанного слова. Например, сначала у нас звучит нежная мелодия колыбельной, (на флейте играет актер) и всем понятно, что это – мама. Мы искали самые яркие, понятные образы. Поэтому мы придумали оркестр, который сидит у нас на авансцене. Когда отбирали разные детали и предметы, исходили из того, что, прежде всего, они должны звучать. Если, например, идет баба с ведром (на теневом экране), то оркестрик озвучивает ее ведро скрипучее. Все это каким-то волшебным образом действует на фантазию зрителя и дает бОльший эффект, чем если бы мы сделали детально проработанные куклы. Хотя у нас сначала и был порыв сделать все масштабно. Но именно условные, плоские теневые куклы в сочетании с живым звуком дают прочувствовать то же, что и во время чтения Платонова.
Спектакль очень аскетичный, но у нас, конечно же, есть персонажи, объем и краски. Главный герой – мальчик – получился очень хорошим благодаря актерской работе Владимира Степанова. Иногда плоские куклы у нас вдруг прорываются через экран и становятся большими, объемными и светящимися внутри. Например, животные, которые «выбегали» с плоского экрана в трехмерное пространство. Ну и финал, который оставляет надежду на возрождение новой жизни: все становится цветным и превращается в светлый и добрый мир.
В начале работы над спектаклем я предупредила, что текста будет мало. У многих такое мнение, что чем больше слов, тем массивнее, значительнее роль. Но на самом деле это, конечно же, не так. В паузах гораздо сложнее существовать. Чем меньше слов, тем лучше.
Первым делом мы стали собирать шумовой оркестр. Например, искали, как у нас будет звучать мирная жизнь, какие основные ассоциации с ней связаны. Один из артистов приводил на репетиции свою маленькую дочку пяти лет, и мы на ней все проверяли, она очень помогла, многое подсказала. Это было важно, потому что, кажется, что сам Андрей Платонов во всех своих произведениях оставался ребенком, у него был совсем иной взгляд на мир.


Расскажите, пожалуйста, подробнее, как все-таки удалось взглянуть на события Великой Отечественной войны глазами ребенка?


На все сделанные спектакли я стараюсь смотреть глазами ребенка. Иначе, наверное, не то, что в моей профессии существовать, но и вообще, выживать трудно. Когда готовилась постановка, художественный совет очень переживал, поймут ли дети, ведь такая сложная тема. И я благодарна руководству театра, которые решились на этот эксперимент. Взрослые привыкли думать, что для детей чем ярче, тем лучше. А тут спектакль, построенный на каких-то странных звуках, непонятных куклах. И в глубине души мне тоже было страшно. Когда на премьеру пригнали целый зал школьников, я сидела в последнем ряду, а там, как в школьном классе, самые матерые зрители. Пока не начался спектакль, что они только ни делали: толкались, обзывались, кричали. Я была уверена, что шум так и будет продолжаться. Спектакль же негромкий, там надо прислушиваться, внимательно смотреть. Но потом вдруг что-то произошло с этими мальчишками. Они были настолько поглощены, увлечены происходящим, что в зале стояла звенящая тишина. Для детей все было понятно, зримо, и они этому радовались. Когда после спектакля мы остались на обсуждение, наши зрители рассказали о таких вещах, о которых мы даже не догадывались. Они увидели гораздо большее и поняли все гораздо глубже. А учителя потом спрашивали, как нам удалось до них достучаться. Дети гораздо умнее, чем нам кажется. Нельзя в них сомневаться и упрощать им задачу. Нужно, чтобы ребенок сам думал и делал выводы.


Какие мысли, реплики детей запомнились Вам больше всего?

Одного мальчика спросили, почему так спектакль называется. Он ответил: «Потому что герой выжил в этой войне и остался таким же светлым, чистым».


К 70-летию Победы многие театры подготовили спектакли, концерты. Как вы думаете, в чем особенность именно вашей постановки? Поможет ли она посмотреть зрителям на военное время с другой стороны?

С детьми нужно обязательно говорить на эту тему. Тем более, мы видим, какие сейчас страшные вещи творятся в мире. Детям надо объяснять, что происходит. О Великой Отечественной войне нужно говорить, чтобы этого не произошло вновь. Чтобы новое поколение понимало, через что пришлось пройти тем детям. Но я не знаю, чем наша постановка может удивить московского зрителя…


Мне кажется, что какой-то искренностью, простотой удивить можно…

У нас этого добра на всех хватит! На самом деле важно быть честным, искренним со зрителем. В театре, и особенно в провинции все работают за идею, потому что денег получают очень мало. Искренне отношение к работе, честное ее выполнение – это, наверное, и есть одна из особенностей этого спектакля. Артисты нашего оркестра, которые сидят на авансцене, по-простому, по-доброму общаются со зрителем. Тем самым изначально ,создавая нужную атмосферу.


Расскажите, пожалуйста, немного о кукле. Как она выражает эмоции, и передаются ли ей мысли и чувства кукловода?

Конечно! Когда артист берет куклу в руки впервые, это как впервые взять в руки ребенка. Когда артист с куклой работает, он дает ей свой голос, пропуская через куклу собственную энергию. Кукла становится живой, у нее есть имя, есть голос.
К кукле артист-кукловод относится совершенно по-особому. Иногда в спектаклях случаются вынужденные замены: с куклой временно работает другой артист. Но, когда тот основной артист возвращается на свое место, он это чувствует. Кукла уже как будто отвыкла от него. Каждый очень ревностно относится к своим куклам, очень трепетно. Такое бережное отношение связано с тем, что кукла – это часть самого артиста. Владимиру (исполнитель роли мальчика) было сложно. Он очень старался и много работал со своей перчаточной куклой для того, чтобы она стала живой. Есть правило:кукла не выдерживает длинных монологов. Это, действительно, так. Поэтому мы оставили только отдельные фразы, предложения.


Мне всегда казалось , что в кукле есть нечто мистическое, даже пугающее. Вам никогда не было страшно работать с «неживыми» героями?

Страха нет, но это, действительно, так. Потому что, в тех места, где хранятся все куклы со спектаклей, даже воздух совершенно другой. Там за тобой наблюдает множество глаз. В каждой кукле есть своя душа. Однако мы к этому относимся спокойно. Люди со стороны эту энергетику неживого сразу ощущают. Но мы с этим живем, и нам все это очень нравится.


В одном из Ваших интервью Вы говорили, что хотели бы сделать кукольный спектакль для взрослых. Есть ли какие- то конкретные произведения, которые Вы хотите поставить?

Мы как раз сейчас начали работу над спектаклем «Король Лир» в Нижнем Тагиле. Мы его делаем совместно с моей хорошей знакомой - драматическим режиссером Татьяной Захаровой. У нас там будут и люди, и куклы, и предметы, и тени. Мы его выпускаем в конце марта.



Источник фотографии - www.teatrkukol-nt.ru












театр: Театр кукол Удмуртской Республики, Ижевск
когда: 13 марта, 14:00, 18:00
где: Культурный центр ЗИЛ, Зал-конструктор



ДЕТСКИЙ WEEKEND ПРОЖИТЬ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ