Вячеслав Игнатов, Мария Литвинова

Люди

"Путешествие в Страну джамблей", Театр оперы и балета им. П.И. Чайковского, Пермь


С чего началась история работы над спектаклем? Чья была идея?

Мария: Идея Кати Поспеловой (автор либретто – прим.ред.).

Вячеслав: Нет, немножко не так. Нам предложили детскую постановку в опере и, так как мы новички в оперном театре и не чувствуем себя уверенно в этой области искусства, мы обратились сразу к людям, которые там работают давно и с которыми мы работаем давно, – к Кате и Петру (композитор – прим.ред.) Поспеловыми. Мы спросили, что можно было бы поставить, какой материал лучше бы подошел. И тогда Катя Поспелова предложила Эдварда Лира.


Почему Вы выбрали формат оперы в фойе, своеобразный спектакль-бродилка, который только начинает набирать обороты в России? Чем привлек этот жанр?

М: Это было вынужденное решение, потому что пока, к сожалению, у Пермского театра оперы и балета нет малой сцены, но есть необходимость делать спектакли в каком-то камерном жанре, например, для детей. Посадить маленьких детей в огромный зал с гигантским оркестром, солистами, которые очень-очень далеко поют – это неверно, как нам кажется. Дирекция театра считает также, но другого места нет, кроме как фойе. Изначально их идея была сделать спектакль в одном из фойе, а мы это расширили на все три этажа фойе театра.


То есть это была полностью Ваша инициатива?

В: Да-да.

М: Мы предложили сделать именно квест, потому что это замечательный жанр, у которого есть хорошие примеры; он крайне интересен и для детей, потому что это все время движение, смена места действия.


В "Путешествии в страну Джамблей" Вы совмещаете возможности кукольного, драматического и музыкального жанров. Для чего это было сделано? Как Вы уже упомянули, чтобы заинтересовать детей?

М: Не только. Помимо того, что это интересно для детей, это был очень интересный эксперимент для нас самих. Мы изначально пришли из кукольного театра, сейчас мы чуть-чуть от него отходим, но все же очень любим. Это большие дополнительные возможности, которых часто нет в драматическом театре, и нам хотелось попробовать совместить оперу именно с кукольным театром, потому что это не то чтобы новое, но достаточно неизведанное направление. Есть прекрасный пример спектакля «Соловей» Робера Лепажа, где оперные солисты виртуозно работают с куклами, и это очень здорово смотрится. Я считаю, что мы достигли практически такого же эффекта, потому что наши солисты работают с куклой на пять с плюсом.

В: Я с другой стороны хотел подойти к ответу. Изначально наша идея заключается в том, что нужно сделать такой мультикультурный продукт. Он объединяет разные жанры, чтобы детям не приходилось смотреть на то, как кто-то другой играет и получает удовольствие, находясь в лучах софитов, в то время, как ребенок вынужден сидеть в тысячном зале в темноте. И нам захотелось включить аудиторию в игру, что в оперном театре редко можно встретить. В нашем спектале звук повсюду, вокруг тебя разворачивается действие, оперные певцы взаимодействуют с тобой в непосредственной близости, а над головой гремит оркестр и поет хор синеруких джамблей под управлением Виталия Полонского. Ты можешь все это почувствовать, не находясь в зале, а один на один с артистами. И для детей очень важно участвовать в самой игре, не сидеть долго. Мы изначально хотели погрузить зрителя в совершенно иной нереальный мир, который никак не связан с окружающим нас миром, где зритель приходит, раздевается и сразу отправляется в путешествие – на поиски Джамблей. Герои вовлекают нас в это путешествие в неизведанное, постепенно погружая нас в атмосферу музыки. Так как это иной мир, то герои не говорят, а поют, пространство звучит. Все это в сочетании с кукольным театром дает необходимый эффект, когда все не как в жизни. Отсюда и идея, и художественно-постановочные приемы и образы.


Что для Вас было важным в сценографии?

М: Было очень важно, чтобы все, что мы видим, было максимально фантастичным и непохожим на наш мир.

В: Но при этом узнаваемым.

М: Да, например, у нас есть буфет, в нем лошади сделаны из терок, венчиков, губок для мытья посуды – это общий образ совершенно фантастической лошади. Нам очень хотелось, чтобы и декорации были сделаны с таким же подходом: там летающий город, остров на ките, ванна на слоне, а сами зрители сидят на облаках. Все очень странное, а вместе – мир-перевертыш, как в «Алисе в стране чудес», потому что сама стихия Лира – это абсурд, как у Хармса.

В: Когда мы искали художника, мы вспомнили, как познакомились с Виктором Григорьевым, который лучше всего подходил для этой задачи – воплотить нереальный мир, который похож на наш, но в котором все-таки нарушена логика, где буфет, о котором упомянула Маша – некое общежитие для вилок, ложек, и у них свои взаимоотношения. И в каждой истории все пытаются устремиться куда-то вдаль – к морям и океанам, к Джамблям, что и является лейтмотивом спектакля.

М: Стоит еще упомянуть костюмы, по которым есть свои художники – это Елена и Ольга Бекрицкие, которые приехали из Германии. Мы их выбрали тоже не случайно, потому что таких безумных идей в костюмах, как у них, мы не встречали больше ни у кого. Мы довольны результатом и сейчас совместно работаем над новым оперным проектом.


Это прекрасно! А что в репетициях оказалось самым сложным? Какие задачи ставили себе, какие артистам?

В: Самым сложным было преодолеть у артистов представление о них самих, как о сложившихся оперных солистах. Но мы добились успеха! Им пришлось работать с куклами, где все непривычно, где они должны передавать эмоции через куклу, выстраивать пластические мизансцены. Это тяжело – перенести внимание с себя на кого-то другого. Артисты говорили, что зажата диафрагма, когда держишь куклу в немного согнутом состоянии, что голос идет не так, как нужно...

М: Или «я не вижу дирижера в такой позе».

В: Спектакль в фойе, а дирижер Дамир Максутов с оркестром стоит на балконе. Артистам надо смотреть и на куклу, и на дирижера, которого совсем не видно. В конце, после того, как мы уже сделали спектакль, они получили колоссальное удовольствие. Они сами признавались, что не ожидали, что все получится, что, работая с куклами удастся сделать всю музыкальную партитуру на должном уровне. При этом они как артисты сделали все точно. Прежде всего должен быть артист, а уже потом разделения: оперный, кукольник, драматический. И настоящий артист справится со всеми задачами, невзирая на профессию, полученную в институте. И наши артисты это доказали. К ним даже приходили из пермского кукольного театра и звали к себе на работу.












театр: Театр оперы и балета им. П.И. Чайковского, Пермь
когда: 6 и 7 марта, 12:00 3 апреля, 15:00
где: Театр оперы и балета им. П.И. Чайковского, Пермь



КОНКУРС ЭКСПЕРИМЕНТ РЕЖИССЕР ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ДЖАМБЛЕЙ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ