Владислав Емелин

Люди

"Гоголь.Чичиков.Души", Музыкальный театр, Краснодар


Как у вас проходила работа над образом Чичикова? Что было самым сложным и интересным в работе?

Самым сложным было то, что это образ собирательный. Это такая версия гоголевского героя, гоголевского персонажа. И не Чичиков, и не Хлестаков.

Что-то среднее?

Да, что-то среднее, потому что в нем еще не все умерло. Здесь в конце концов побеждает любовь, что не характерно для того же Чичикова и Хлестакова. Любовь – всепобеждающее чувство, которое в итоге становится серьезным препятствием на пути к достижению корыстных целей. Любовь сбивает, и он немножко перестает соображать.
Само произведение изначально мне было очень интересно. Когда я послушал музыку из постановки екатеринбургского театра, то с самого начала в эту музыку вошел, я понял, что это очень серьезное, очень мощное произведение. Композитор, Александр Пантыкин, знаменит тем, что он пишет для рокеров. Не меньше меня поразил текст. Цитаты, выдержки из произведений, связки, переходы. Это соавторство композитора и либреттиста было в десятку, сложился компактный, очень классный музыкальный, сценический сюжет. Я начинал понимать, что это что-то такое, что войдет в репертуары театров России. Точно знаю, что это произведение будет иметь жизнь, будет иметь дальнейшую судьбу. Это интересно для молодежи, для широкой публики.
Все это в целом создало такую атмосферу перед работой над этим произведением, что я был очень рад и счастлив, что получил главную роль. Сначала было очень трудно, потому что есть определенная психофизика, у любого артиста есть какой-то свой психологический портрет, под который он подкладывает героев. И здесь надо было менять мою личную психофизику. Вроде как герой, но в тоже время и не герой. Должен быть выпуклый, но в то же время незаметный. Должен быть ярким, но в то же время тусклым. Это участь мошенников. В определенный момент он должен выстреливать, а потом уходить в тень. Здесь нет никакой ровной линии развития.

Какой, как вам кажется, центр в вашей опере?

Если мы берем сценический образ, центром у нас получается Гоголь. Персонаж Селифана - это олицетворение Гоголя, главная фигура в этом спектакле. Он как сторонний наблюдатель. Здесь постоянно присутствуют какие-то его мысли, размышления.
А центр спектакля – это любовь. Любовь между Лизонькой, дочкой губернатора, и Чичиковым. В Павле Ивановиче есть какие-то заложенные чувства, которых он опасался, но в итоге они прорвались. Любовь губит все предпринимательство на корню, особенно криминальное.

Вы что-то открыли для себя нового в мире Гоголя?

Да, конечно. Хоть это произведение не по Гоголю, оно собирательно. Там существуют гоголевские ситуации, гоголевские персонажи, гоголевские задумки. Сюжет был же Пушкиным Гоголю подкинут, Гоголь на его основе создал свое произведение, мучительно создавал. Человек страдал и не мог до конца воплотить то, что хотел.
Здесь же страданий этих нет, здесь есть страдания у Селифана. Этот спектакль насыщен нашими архаичными воспоминаниями. Это все в нас есть, и мы это в прошлой жизни знали. И когда ты начинаешь работать в этом спектакле, все поднимается. Ты начинаешь входить в эту атмосферу и понимаешь, насколько практически ничего не изменилось. У Пелевина прочитал мысль о том, что люди умирают, и души их переходят в деньги. Этот капитал из людей переходит в материальный капитал. Человек не умирает, а воплощается в этот капитал. Капитал передается следующему. Это все ощущается, генерируется в этом спектакле.

Ваш спектакль обозначен как «лайт-опера». Что это за жанр?

Она близка к мюзиклу. Но мюзикл построен на определенных жанровых законах, которые диктует Бродвей. Здесь нет жестких рамок, нет внутреннего отчуждения. У молодых людей сейчас формируется другой вкус на мюзиклы, чем у людей, которые воспитывались на оперетте, на музкомедии, на водевиле, на опере. Здесь перемешалось все. Это такой дикий микс, такая дикая энергия, которая гораздо сильнее, чем мюзикл. Наш внутренний мир – основа этих произведений, он воспринимается естественнее, потому что это наша прошлая культура.
Пантыкин очень хорошо почувствовал переломный момент в нашем искусстве. У нас не родилось ничего нового, мы взяли с запада мюзикл. «Лайт-опера», я считаю, очень точное название. Человек, работающий здесь, должен обладать вокальным мастерством, обладать не меньшим стилистическим чутьем, он должен обладать очень хорошей артистической подготовкой. Это направление – четкое попадание во время. Направление, которое выберет, я думаю, не один театр.

Куда в вашем спектакле несется бричка с Чичиковым?

Знаете, что хорошо? Что несется, а не стоит. Можно нестись в любую сторону, можно нестись в пропасть, можно нестись, наоборот, наверх. Куда мы несемся, неизвестно никому, потому что в нашей жизни практически отсутствует логика. Потому что в России живет Бог. Бог не логичен и место Его – в России. Все, что касается театра, то мы должны нести людям то, что они хотят видеть. Они должны видеть себя на сцене. Мы – зеркало общества. Зеркало в третьем лице. В первом, наверное, – композитор, создатели. А мы – исполнители.












театр: Музыкальный театр, Краснодар
когда: 24 марта, 19.00
где: Детский музыкальный театр им. Н. Сац



ОПЕРА МУЖСКАЯ РОЛЬ КОНКУРС ГОГОЛЬ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ