Маска должна быть пестра

События

Комментарии жюри драматического театра


Алексей Бартошевич

Я много раз бывал в жюри. И каждый раз заседание жюри начинается с крика «Кто это выбирал?» Знаете, в этом году этих криков было намного меньше, чем обычно – не знаю, чем это объяснить, возможно, благовоспитанностью жюри. Хотя мне не нравится, когда начинают возмущаться, что не то выбрано, не то привезли. Я могу согласиться с тем, что, может быть, привезли чуть-чуть больше по количеству, чем следовало. Я согласен с тем, что отбор и ответственность экспертного совета могли быть более строгими. Но у меня очень простой вопрос, обращенный к тем, кто возмущается. Укажите хотя бы один российский театральный шедевр, который действительно шедевр и который не появился на «Маске». Вот тут-то, при этом вопросе, который я задаю каждый год, все и замолкают. Потому что можно сказать, что на «Маске» появились как бы лишние – а это обязательно, иначе не бывает, из одних шедевров фестиваль составить невозможно. Но у меня нет никаких сведений о том, что за бортом «Маски» остались какие-то великие спектакли. Я уверен, что не остались.
Понятно, что «Маска» должна отражать театральную реальность всей России. Это справедливая географически политика. Но эстетически она уязвима, потому что либо абсолютное качество, либо некоторые компромиссы. Хотя я должен сказать, что на этот раз спектакли немосковские были ничуть не хуже, чем московские и питерские, это не всегда говорит в пользу московских и питерских, но это чистая правда. Самое интересное было немосковское. Поэтому у меня не было ощущения, что экспертный совет руководствовался какими-то непонятными критериями. Тем более что в нем представлены люди разных поколений. Может быть, следовало бы, чтобы в экспертном совете были в еще большей степени представлены разные поколения, поскольку разрыв вкусов театральных у разных поколений сейчас довольно серьезен.
Я вот что должен сказать... Мне все говорили: «Ты старый человек, зачем тебе идти в жюри, мучительная работа, ночами заседать и так далее». Но я никогда не нахожу в себе сил отказаться быть в жюри, потому что я, во-первых, очень люблю «Маску». Во-вторых, потому что это лучший российский театральный фестиваль. В-третьих, потому что другой возможности видеть целую палитру того, что происходит в российской театральной реальности, просто нет. Чеховский фестиваль, который я ужасно люблю и к основанию которого даже имел некоторое отношение, все-таки преимущественно фестиваль зарубежных спектаклей. Фестивали NET и «Территория» имеют очень определенные углы зрения и абсолютно жестким образом продиктованный тип выбора. А «Маска» должна быть пестра уже в силу самой своей задачи – даже когда эта пестрота немного режет глаза.

Саша Денисова

У нас было очень дружное жюри, это было похоже на семью. За полтора месяца мы посмотрели больше тридцати спектаклей. Каждый из них мы обсуждали, делились друг с другом впечатлениями. То есть, были такими зрителями повышенной культуры. Мы люди разных профессий, разных вкусов, казалось, что прийти к единому мнению будет трудно, но мы очень легко нашли точки соприкосновения. Для меня, как для младшего члена жюри, это был невероятный опыт. Я увидела россыпь театральной элиты. Для меня было чрезвычайно важно общение с Бартошевичем, Смелянским, Левинским.

Алена Карась

Московскому критику всегда очень сложно суммировать впечатления от просмотра, потому что часть спектаклей – московских и питерских – известна. Поэтому ты уже не можешь сложить всю картину целиком. Но я старалась следовать за своими коллегами, членами жюри и даже пересматривать спектакли, так что у меня есть общее впечатление. Оно интересное. Есть яркие события-новости. Я не видела некоторых питерских спектаклей и была очень рада увидеть их. Например, спектакль Жолдака, длинный, сложный, не вполне сбалансированный, но очень интересный, актерски очень эффектный. На мой взгляд, очень интересный, поразивший меня просто потому, как это в духе времени, ведь в воздухе носится такой вид театра, – спектакль Ди Капуа. Это было открытие. Открытием был и театр «Олонхо» - спектакль «Удаганки», показанный под финал фестиваля. Я очень за него рада, потому что давно говорила, что для этого театра нет ничего лучше, чем двигаться, стилизуя якутскую народную поэзию в духе театра. Прекрасно, что у фестиваля было ощущение не депрессивного, деструктивно-мрачноватого комментария к реальности, которым часто занят современный театр, а театра ритуального. Но не лакировочного, а внутренне очень серьезного, я думаю, Питер Брук был бы очень доволен.
С другой стороны, такой радикальный театр, который любим мы, театральные критики и театроведы, не получил, на мой взгляд, должного отклика.
Но вообще работа жюри была очень мягкая, очень человечная. Мы хотели сделать лучший выбор, который казался справедливым. Безусловно то, что мотивы членов жюри были искренние, и если были несогласия, то тоже искренние. Мы также решали для себя, стоит ли выбрать политический ход, то есть всем эстетическим мотивам предпочесть важность определенных позиций или все-таки двигаться внутри. Я думаю, что сработал все же второй вариант. Всем хотелось жить так, как должны жить люди театра, обсуждая своих коллег.

Владимир Майзингер

Самое замечательное, что все было разное, и есть возможность судить о сегодняшнем дне театра именно в разных его проявлениях. И очень бы не хотелось, чтобы это изменилось.

Дмитрий Брусникин

Каждый год жюри недовольно тем, что отбирает экспертный совет, но это извечный конфликт и действительно дело вкусов. Экспертами проделана огромная работа. Программа демонстрирует объем и охват того, что происходит в России. Возможно, не вполне представлены регионы, хотя, конечно, я не могу знать положение дел в провинциальных театрах, я не такой знаток. Но все равно, мне кажется, этого на фестивале недостаточно. Хочу высказать еще одну мысль, хотя понимаю, насколько это организационно сложно. Провинции важно приезжать в Москву и приезжать нужно, но жюри, может быть, лучше видеть спектакль там, где он рождался. Потому что очень часто, это я знаю по опыту, спектакли существенно теряют в качестве просто потому, что идут на других площадках. Тем более, что современный театр во многом зависит от решения художника. В остальном – все замечательно, дай Бог организаторам и дальше держать такую высокую планку. Жюри профессионально и судит то, что предложено экспертным советом. Если говорить о критериях отбора победителей, то каждый будет обращаться к самому себе – что на меня подействовало, что произвело впечатление. Театр такое дело – надо судить то, что ты видишь здесь и сейчас, а не то, что ты знаешь о художнике. И быть предельно честным в этом отношении.












театр: -
когда: -
где: -



ЖЮРИ ДРАМА





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ