Дарья Емельянова

Люди

KILL, Театр "Красный факел", Новосибирск


Вы постоянно работаете с Тимофеем Кулябиным. Что вас объединяет? Чем интересен совместный поиск смыслов и выразительных средств?

Ваш вопрос уже содержит ответ. Во-первых, интерес к театру, конечно. И далее по списку: совместный поиск смыслов и выразительных средств. Не могу говорить за Тимофея Александровича, но лично для меня работа с ним всегда интересна отсутствием границ, готовностью к эксперименту. Все это основано на полном доверии и, с моей стороны, полном приятии.

Есть мнение, что столичная публика в прошлом году приняла спектакль «Онегин» намного теплее, чем новосибирский зритель. А как обстоят дела с восприятием спектакля «KILL», в котором сюжет Шиллера тоже несколько перелицован.

Вы верно подметили – «мнение». Мнения, как известно, бывают и должны быть разные. Художник – вне шаблонов, вне единого мнения. Это касается и приема «Онегина» в Новосибирске. Со спектаклем «Kill» та же история: есть и приятие, и неприятие, положительные и отрицательные отзывы. Но у нас нет необходимости отслеживать этот процент. Не соглашусь с «перелицовкой сюжета». Сюжет Шиллера остался неизменным, но это уже не совсем мир Шиллера. Это продукт нашего творческого видения, авторского замысла.

«Kill» – довольно кровавый спектакль, погружающий создателей, исполнителей и зрителей в архаику, первобытность. Не было ли страха перед такой трактовкой?

У меня не возникло ассоциаций с архаикой и первобытностью ни на читке, ни на выпуске спектакля... Страх? Перед началом работы над ролью волнение есть всегда. Но страх... В реальной жизни гораздо больше поводов для страха. Мы вполне себе адекватные люди и понимаем разницу существования на сцене и в жизни.

В Вашей работе чувства сознательно спрятаны куда-то далеко. Луиза большую часть спектакля проводит в молитвах, в отвернутом от мира состоянии. Что в этот момент с вами происходит? Вы слышите происходящее?

Безусловно слышу все, мне же надо за репликами на выход следить. Если говорить про чувства Даши Емельяновой, то на сцене я исполняю роль, поэтому мои личные оценки здесь не к месту. Просто есть разница в понимании ситуации и проявлениях. У каждого человека свой способ существования. А то, что происходит лично со мной в роли, я бы охарактеризовала как «рабочий процесс». Существуют определенные задачи, поставленные режиссером, рисунок роли. Его я и выполняю.

В современном мире идеалам Шиллера очень сложно выжить. А вы разделяете идею жертвенности Луизы? Можно ли одним человеком пожертвовать ради другого?

Если судить по оригиналу, то и в те далекие времена подобные взгляды приводили к гибели. Разделяю ли я мировоззрение Луизы? У меня нет однозначного ответа на этот вопрос. Но одно могу сказать точно: она не жертвовала целенаправленно ни собой, ни кем бы то ни было. Все, что с ней произошло, – череда событий, с которыми она не смогла справиться. Луиза – жертва обстоятельств и людей. Важно, что она сама совершенно не осознает себя таковой. Это ключ.

Чем вы вдохновляетесь? Откуда черпаете силы?

Всегда вдохновляет работа с интересными людьми, поиск, эксперимент над собой. Пять лет назад в моей жизни появился человек – абсолют любви и счастья – мой сын.

По Кулябину любовь – это неприлично. Можно ли хотя бы попытаться вернуть ей право на управление миром? Если да, то каким способом?

Я бы не была так категорична с любовью «по Кулябину»… Всему есть место, тем более любви. Важно быть готовыми к ее восприятию. Если только мы говорим об истинном чувстве.












театр: Театр "Красный факел", Новосибирск
когда: 15 апреля, 19.00
где: Театр им. Евг. Вахтангова



КОНКУРС ДРАМА ЖЕНСКА РОЛЬ KILL





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ