Ханс ван Манен: свой среди чужих

Спектакли

Одноактные балеты Ханса ван Манена, Мариинский театр, Санкт-Петербург


Когда есть намерение блеснуть, то, скорее всего, так оно и случится. По крайней мере, когда речь идет о балетной труппе Мариинского театра и ветеране Нидерландского государственного балета Хансе ван Манене. Четыре одноактных балета известного голландского хореографа были представлены на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. К сожалению, танцевальные программы, которые посвящены творчеству одного хореографа – большая редкость. Чаще можно встретить увлекательную смесь номеров разномастных именитых хореографов и исполненных именитыми танцовщиками в рамках какого-нибудь гала-концерта. И пусть танцовщики подберутся не простые, а самые, что ни на есть, золотые, в остатке может быть не душевное потрясение, а испорченное настроение. Потому что такого рода «балетное ревю» лишено какой-либо общей идейной концепции и представляет собой просто «вырезанные» из спектаклей соло и па-де-де.

В случае с Хансом ван Маненом удовольствие провести два часа, погружаясь в его умную, сложносочиненную хореографию, дополняется тем, что российскому зрителю не часто выпадает шанс видеть творения «Мондриана танца», как его называют «за глаза» за любовь к абстракции.
Представленные работы дали хоть не исчерпывающую, но очень внятную перспективу творчества выдающегося постановщика. Создав в общей сложности более 120 балетов, он редко покидал границы родной Голландии. Лишь на краткий период времени работы во Франции с Роланом Пети. Свою творческую жизнь он начал в труппе Сони Гаскелл, чье имя в Голландии известно каждому, кто хоть мало-мальски интересуется балетом. Именно она открыла ему путь в Национальный балет Нидерландов, где он по очереди сменял разные должности – директора труппы, главного балетмейстера, приглашенного, а затем почетного балетмейстера.
Остроумие и смелость творческого подхода ван Манена начинается уже с выбора музыкального материала. Открывающий вечер «Адажио Хаммерклавир» поставлен на музыку Людвига ван Бетховена, а именно его адажио из Сонаты для фортепьяно №29. «Хаммер» в переводе с немецкого означает «молоток». Период «венской классической школы» в музыке ознаменован тем, что появилось фортепьяно – инструмент с молоточками. В конце 60-х годов уже ХХ века австрийский пианист Кристоф Эшенбах исполнил это адажио. Это исполнение вызвало огромный резонанс одной, казалось бы, незначительной деталью - он играл адажио на 5 минут дольше, чем полагалось. Разные критики это ругали, а Хансу ван Манену эта идея понравилась, и это послужило поводом к созданию балета.
«Адажио Хаммерклавир» - балет большой интеллектуальной напряженности и очень мощной выразительности. Мелкие детали – поворот головы, натяжение стопы или положение кистей – могут выражать тончайшие нюансы отношений, которые разворачиваются внутри каждой из трех пар. В «Адажио» особенно видно, что ван Манен работает вдумчиво и темпы предпочитает неспешные. Можно сказать, прогулочные. Когда меньше идешь, а больше останавливаешься. Что-то внимательно рассматриваешь, например, продолжительный арабеск или застывшую в миллиметре от поцелуя пару, а затем движешься дальше. Поток хореографии постоянно прерывается. Это танец-исследование, где «под лупой» рассматривается каждое па. Классический арсенал здесь разбавлен бытовыми, «земными» движениями. Вытянутость по вертикальной оси и танец на «пальцах» сменяется низкой, стелящейся пластикой с замиранием ничком на полу, отползанием на коленях и шагами на полной стопе. На общем фоне заметно выделялась Кристина Шапран, чья особая, «с грустинкой» харизма резонировала с общим лирически-романтичным тоном балета.
Меланхоличное неспешное «Адажио» сменяется «Соло», эстафетой эйфории, где стремительные высокие повороты и прыжки передаются от одного танцовщика другому. Искрометная пятиминутная миниатюра рассчитана на трех виртуозных солистов, и стремительный темп которой требует блестящей профессиональной формы. За свободной и динамичной игрой баховских волн (балет поставлен на Партиту для скрипки соло №1) больше всех поспевал Александр Сергеев. Филипп Степин и Ярослав Байбордин иногда теряли музыкальные детали в погоне за ироничной игривостью.
Ван Манен в каждой работе заботится о том, чтобы сказать что-нибудь особенное. И уже в следующем балете «Вариации для двух пар», одной из последних его премьер, он задается уже другими вопросами. Например: в чем тайна отношений между мужчиной и женщиной? Тема исследуется на примере двух пар первоклассных танцовщиков: Анастасия Колегова и Ксандер Париш, Анастасия Матвиенко и Андрей Ермаков. Ответ хоть не поражает своей новизной, но подкупает своей вечной актуальностью: сложная высокохудожественная геометрия. И движений, и чувств.
«Пять танго» на музыку Астора Пьяццоллы окончательно перевешивает чашу весов в сторону Мариинской труппы. Танго Виктории Терешкиной с шестью танцовщиками – это балет о внутреннем напряжении, о сдерживании чувств «за секунду до кипения». Стильное, с большим вкусом исполнение Виктории Терешкиной и Шклярова ясно обозначило кульминацию всего вечера.
Тонкая фантазия голландского хореографа на тему чувственности северного человека, жаждущего южных страстей, прекрасно легла на русских танцовщиков. А контраст между первым воздушным, практически «бестелесным «Адажио» и темпераментным, взрывным «Пять танго» наглядно показывает, насколько разнообразный хореограф Ханс ван Манен.
Ханс ван Манен идет по стопам Джорджа Баланчина очень уверенно. И не скрывает, что он из числа баланчинских поклонников и апологетов бессюжетных балетов. Только все же меньше интересуется «выхолощенным движением», чем Баланчин. И элементы драмы и характеры – не редкие гости в его балетах, особенно в дуэтах. «Пять танго» можно описать как драматический балет без истории, что, в общем-то, универсальная формула ко всем его балетам.
Артисты Мариинского театра так уверенно освоила балеты ван Манена, будто бы они сразу ставились на их труппу. Математическая логика и выверенность хореографа безукоризненно легла на вышколенную, академичную питерскую технику. Все же Ван Манен – самый значительный из любителей удивительных сближений: модерна и классики, пристального внимания к движению и эмоциональности. Соседство с ним, хореографом-формалистом и хореографом-поэтом должно подействовать на мариинцев вдохновляюще.











театр: Мариинский театр, Санкт-Петербург
когда: 31 марта, 19.00
где: Музыкальный театр им.К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича Данченко, Москва



БАЛЕТ ХАНС ВАН МАНЕН КЛАСС ТЕАТРАЛЬНОЙ КРИТИКИ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ