Ксения Щербакова и Сергей Фишер

Люди

"Норманск", Центр им. Вс. Мейерхольда, Москва


В «Норманске» много актеров участвует, и, насколько я понимаю, некоторые актеры могут друг друга заменять?

Сергей: Конечно.
Ксения: Да, некоторые роли играют несколько артистов. У меня за все блоки четыре артиста играли моего мокреца. Или вот, например, Сережа Щедрин, вчера играл чиновника, а сегодня кгбэшника.

Интересная у вас ротация кадров! А первый ли раз вы участвуете в подобном необычном для театра проекте?

Сергей: Первый.
Ксения: Тоже первый.

Вам комфортно в жанре променад-театра? Есть ли что-то особенно сложное для вас в нем?

Сергей: С актерской точки зрения он ничем, по большому счету, не отличается от стационарного театра. Потому что ты играешь основываясь на своей актерской школе, и нет разницы, где тебе играть. По крайней мере, для меня. Поставь меня в эти условия или в другие условия – я просто выполняю свою задачу. Поэтому нет ощущения, что это прямо совершенно другой формат.
Ксения: Я вот не согласна! Мне кажется, что это совершенно другой формат, он отличается от привычной сцены. Здесь ты находишься «впритык» со зрителем, и у тебя появляется чувство, что ты должен играть как в кино. Ты должен делать все очень собранно и сдержанно. На сцене ты можешь дать больше или меньше эмоций, ты живешь немножко другой жизнь, между тобой и зрителем есть какое-то расстояние. А тут, когда мы буквально вот так (хватает Сергея за руку), тебе приходится делать свою игру очень документальной. Например, сегодня во время нашей сцены изнасилования возникла ситуация, когда один из зрителей пытался спихнуть Сережу с меня, потому что на это действительно было страшно смотреть…
Сергей: Очень СТРАШНО, я хороший насильник (смеется)!
Ксения: И то, что ты работаешь по минутам – это очень хорошая школа, которой обычно нет на сцене. У тебя сцена рассчитана на пять минут, и ты ее играешь ПРИМЕРНО пять минут. А здесь у тебя есть тридцать секунд, чтоб подняться по лестнице, допустим. И ты знаешь точно, что на этой минуте тебе надо открыть коробку, успеть то и это.

Сергей, вас не напрягает, что зрители вокруг, спихивают актеров, трогают?

Сергей: Да, меня не напрягает. А то, что по часам, по мне не отличается от того, как все организовано на обычной сцене.
Ксения: Ну, у тебя сколько локаций?
Сергей: Э-э... Давай посчитаем!
Ксения: Давай!
Сергей: Кабаре, лестница, кабаре, лестница (общий смех)…
Ксения: Какое разнообразие!
Сергей: Переход, проститутошная – она же бордель, лестница, кабаре.
Ксения: Восемь!

А у тебя, Ксюша?

Ксения: Пятый этаж, лестница 7-й этаж, кабаре, лестница 8-й этаж, кабаре, КГБ, город 4-й этаж, лестница 5-й этаж, проститутошная, лестница 5-й этаж, кабаре, лестница, самый верхний этаж, лаборатория.

У тебя локаций больше, поэтому у тебя жестче тайминг! Тебе сложно было работать с Юрой Квятковским?

Ксения: Нет, он потрясающий режиссер, он умеет заразить людей своей идеей, втянуть, и сделать то, что он хочет. Вот нашу сцену мы вообще придумали самостоятельно, но мы знали контекст. Юра закидывает «зерно», а дальше ты сам уже можешь что-то предлагать.

То есть сотворчество получается?

Ксения: Да, сотворчество. Жесткий диктат только на последней стадии. Но когда это делалось, это был очень творческий процесс. А сейчас ты должен существовать в четких рамках. У нас, например, есть такое условие, что если ты в первом цикле повернул голову определенным образом, то ты и во втором обязан повторить это движение точь-в-точь, документально и дальше все циклы в этом месте делать ровно то же. В этом я вижу своеобразный диктат.
Сергей: Иллюзия свободы.

Если бы вы были просто зрителями, за кем бы из героев стали бы следить?

Сергей: Я не могу сказать, за кем следить привлекательнее всего. Я вот восемнадцать раз курицу ем… Ну, дербаню ее по крайней мере.

У кого самый насыщенный путь по количеству переходов?

Ксения и Сергей (хором): У всех!
Сергей: Все живут своей жизнью, этим и прекрасен город Норманск: здесь ни на секунду не останавливается жизнь. Каждый герой ведет свою линию. Если ты и книжку читал, то тебе еще интереснее!
Ксения: Согласна.

Юра мне в интервью говорил, что в идеале он хотел бы перенести этот спектакль из ЦИМа в какое-то совсем другое пространство, в заброшенные типографии или здание завода. Как вы относитесь к этой идее?

Сергей: Прекрасно. Я тоже считаю, что так должно быть.
Ксения: Это должна быть своя площадка. Здесь мы все равно в чем-то ущемлены. Вот у меня здесь коробка стоит, а, по сути, это какое-то там нарушение, поскольку здесь нельзя оставлять вещи. Было бы прекрасно, если бы это пространство было нашим, если бы в нем находились только мы и зависело бы все только от нас.



Фото:
http://www.meyerhold.ru/
http://www.kino-teatr.ru/











театр: Центр им. Вс. Мейерхольда, Москва
когда: 26 и 27 марта, 19:00 28 и 29 марта, 14:00, 19:00
где: Центр им. Вс. Мейерхольда



КОНКУРС ЭКСПЕРИМЕНТ НОРМАНСК





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ