Елена Калинина

Люди

"Мадам Бовари", Русская антреприза им. Миронова, Санкт-Петербург


Как происходило Ваше знакомство с Андрием Жолдаком? Удалось ли найти общий язык с режиссером?

С Андрием встреча произошла случайно. Узнала, что проводится открытый кастинг в театр Балтийский дом. Задача состояла в том, чтобы приготовить два этюда по Гольдони "Слуга двух господ" и выучить песню. Глазам не поверила: Жолдак! Тот самый! Я видела в Москве его "Чайку" с Машей Мироновой. Это было грандиозно! Пронзительно и очень честно. Подумала, пойду хоть глазком посмотрю на Человека, который сочинил такого Чехова. Даже не питала никаких иллюзий, но этюды подготовила, чемодан с реквизитом притащила. А вдруг...
Открываю дверь в репетиционный зал Балтийского дома, а там творится какая-то безумная фантасмагория. Электрогитары, толпа молодых людей на площадке отчаянно играют какую-то историю. Казалось, уже идет прогон спектакля, на который я опоздала! Камеры схватывают лица артистов, проецируются крупные планы на стены, двери! Очень красивые лица артистов, которых я хорошо знаю. Они мне кажутся нереально талантливыми. Андрий сидит за столом и кричит сквозь музыку. Дает задания, артисты на ходу их делают. У меня взрывается мозг. Я завидую страшно, что меня там нет в этой толпе беснующихся, азартных людей. Андрий даже не смотрит в мою сторону… Выгоняет по очереди кого-то в это живое месиво. А я продолжаю стоять в сторонке со своим чемоданом и шпагами.
"Так можно всю жизнь просидеть, Лена", – говорю я себе. Встаю, подхожу к нему и прошу посмотреть мои этюды после перерыва. Я бы себя не простила, если бы тогда не сделала над собой усилия и не подошла. Жолдак не возражал, но и интереса особого не выразил. Через десять минут я вышла на подмостки. Я была Беатриче переодетой в мужчину. В широкой шляпе, шароварах, сапогах, с огромным животом, с дорогущей сигарой во рту. Выбиваю ногой дверь и стою на пороге, курю. Эдакий брутальный мужик, с прокуренным голосом. Для меня все это было как в тумане. Сигара дрожала в руках, я сипло басила. Много было смеха вокруг. В конце, разоблачаясь, я вскрывала свой толстый живот, и на пол рассыпались апельсины. 5 килограмм. Было очень красиво! Мне аплодировали! Я выросла за этот этюд на несколько метров в рост. Ощущение, что ты можешь все, так важно в нашей профессии. Мне именно его обычно очень не хватает, и это мешает. Надо верить, что тебе по силам! Дальше был второй этюд со шпагами, масками. Эдакий площадной театр на ходулях. Жолдак посмотрел, замолчал, через паузу спросил: "Это вы сами сочинили?"
Потом были еще пробы, пробы, задания, разные ситуации. Менялись партнеры. Говорила по-фински, по-китайски, играла в дирижера, управляющего огромным оркестром глухонемых, играла Медею, Труфальдино. Задыхалась от напряжения, смены ритмов и психических состояний. Из огня в воду. Как лошадь на скачках. Только бы не упасть от усталости! Эх, где мои шестнадцать лет! Вспоминала наши занятия по мастерству на курсе В. М. Фильштинского, когда мы сочиняли часовые зачины-этюды. Тогда просто звучала музыка, студенты по одному выходили и импровизировали, отдаваясь собственным импульсам. Так же было и у Жолдака. Безграничная свобода и вера в себя! Отключить голову и идти за своей интуицией! Слушать партнера и себя.
Однако тот проект, на который я пробовалась, не случился. Андрий позвонил через полгода и предложил "Мадам Бовари".
Нашла ли я с ним общий язык? Мне было непросто. Я очень старалась воспринимать его образы, быть на одной волне. Но возникало ощущение, что я опаздываю. Много расстраивалась, хотя это и не продуктивно. Я перерождалась, а это всегда болезненно. Андрий требовал совершать революции в себе, вибрировать в унисон! Иногда случалось Чудо, он радовался, как ребенок. А дальше опять была тишина, мрак и непроходимые дебри. Как в сказке: "Иди туда, не зная куда, найди то, не зная что". Жолдак сказал на первой репетиции, что он приглашает нас всех на свой Корабль. Мы будем опускаться на самое дно древнего океана. Мы ищем жемчуг. Очень глубоко и рискованно. А в конце путешествия мы выйдем на берег к людям, пропахшие морем, в глазах у нас будет отражаться этот жемчуг со дна. Мы его держали в руках, он у нас в кармане. У каждого по одному. Мы богатые люди. У нас в глазах Жемчуга. А люди не понимают, что такое с нами сделалось? Почему мы светимся? Вот на таком языке с нами общался Жолдак. По-моему, это прекрасно. Как в детстве, начинаешь верить в сказки. Ты взрослый человек, забетонированный жизнью, сидишь и слушаешь истории, мифы, сказания Андрия Жолдака. Я скажу больше, когда мне становится тяжело в профессии, я вспоминаю про жемчуг в кармане. И перестаю бояться.

Стала ли роль Эммы Бовари чем-то особенным в Вашем опыте? Похожа ли героиня на Вас?

Все сыгранные роли влияют на меня. В них вложены усилия, нервы. Они занозят во мне. Я переживаю за них, как за живых людей. И вообще я верю, что любая героиня – это не просто выдумка писателя. Все они жили когда-то, любили, кидались под поезда, резали вены. Было все... Сейчас они наблюдают за ныне живущими. У артиста есть возможность пройти по их пути. Честно рассказать историю про тех, кого уже нет, но кто существовал. Рассказать надо предельно искренне, со своим живым отношением. Я, таким образом, отдаю дань, несу перед ними ответственность. Служение, почти религиозное.
Эмма Бовари для меня до сих пор не прочитанная книга. Я постоянно с ней в конфликте, во внутреннем диалоге. Она брыкается, меняет лица. Непредсказуема. Я сыграла-то всего двадцать раз. И укротить героиню пока не удается. Жолдак как-то сказал на репетиции, что Эмма – уникальное существо. Она смотрит на тень на стене и видит в этом целый мир. Все вокруг для нее полно тайных шифров, подводных камней. Она видит больше, чем остальные. Огромные глаза, зрачком заглядывает за пространство, за горизонт. Мне стало интересно выходить на улицу и просто наблюдать за жизнью, пытаться заглянуть за... Все для Бовари наполнено чувственностью. Она сама Любовь. Все вокруг – любовь и страсть. Ходишь по улицам и наблюдаешь эту любовь в мелочах. Как ползет дождь по стеклу: капля, за каплей, как лужа на асфальте дрожит от ветра, как стучат каблуки женщин и оставляют легкий колкий след на земле. Вглядитесь в детали, в пространство и увидите, что все только про любовь. Чувственность. Андрий это вскрывает в своем спектакле. Он любит детали. Убрать прядь волос за ухо – это уже чувственно, эротично. Бовари вся соткана из этих завитков. Долго репетировали, как Эмма выползает из супружеской кровати. Я делала бытово и конкретно, как в жизни. Жолдак просил, чтобы это было, как будто змея вылезает из кожи своей. Медленно. У нее яд на языке. Она опасна. Вот и вообрази себе, как это? И так во всем. Пить из бокала вино, как долгий поцелуй... Не просто дышать, а задыхаться. Как рыба без воды.
Конечно, после таких репетиций идешь домой, как в дурмане. Хочется много читать, рассматривать живопись, чтобы мыслить и видеть как Жолдак. Когда-то меня поразило, что в Японии природный дар артиста называют редким «цветком». Так вот Жолдак для нашей компании оказался садовником, который выращивал в нас эти «цветы». Он любит артистов и разбивает целые сады. Потом улетает в другие города и страны, а там уже новые «цветы». Похожа ли героиня на меня? Общее в том, что она непокойна, торопится жить, любить; не уживается с тем, что есть изначально. Ей нужно все и прямо сейчас. Она требовательная, жадная до Жизни. В ней есть энергия разрушения. Все это во мне есть, только иногда крепко засыпает. А вообще, Бовари есть в каждой женщине. Сидит женщина в метро, в будке застекленной. Мы не знаем, что у нее в голове. Какие там бесы, страсти и искушения? Очень интересно наблюдать за людьми и разгадывать, что там за чертовщина такая у них внутри.

Полная версия спектакля, насколько мне известно, длилась девять с половиной часов. Каково было распроститься с пятью с половиной часами действия? От каких именно сцен было особенно обидно отказываться?

Да, это бесконечный поток фантазий, его снов, ощущений. Сокращать Андрия преступно. Это большой художник, он не уживается с общепринятым форматом времени. Жолдак работает посекундно, неторопливо. Как музыкант: нота за нотой, чтобы потом поднять бешеный ритм. Так получается тот самый "танец на раскаленных углях". Играть его спектакли крайне сложно. Нужно много сил, физических и эмоциональных. Когда я репетировала сцену отравления Бовари мышьяком, я мечтала, что Андрий положит меня на сцене, и я буду умирать в постели. Хоть отдохну, потому что сил моих больше нет. Так нет же! Он придумал получасовую партитуру того, как Бовари умирает, вернее, как она цепляется за жизнь. Ее носит по площадке из угла в угол, буквально, как пантеру в клетке. В общем, покой приходит только на поклонах. Ощущение, что мы пробежали марафон. Мы воины Чингиз Хана. Мы не сдали ни одного метра без боя. Были потери, но мы живы!
Сокращал Андрий много и резко, убирал огромные сцены, сократил даже одного важного героя. Какая была сцена Пасхи! Светлая поэзия. Я вбегала из леса с охапкой цветов, видевшая оленя, который со мной разговаривал. Это много рассказывало про Эмму. Она слышит голоса зверей, птиц. Она с ними заодно. Такая Олеся Куприна. Странная, быстрая, как птица. Ушла сцена встречи Леона и Бовари. Солнечный удар, который оба испытали физически. Целая пластическая партитура. Звучала музыка Земфиры "Покатаемся по городу", и Леон меня кружил до изнеможения. Такая сумасшедшая любовь! Ушел танец ожидания Бовари – рисование на теле магических восьмерок, знаков... Жолдак этой сценой передавал привет Пине Бауш. Обидно, что ушли все сцены с Лере, которого замечательно играл Фурманов Рудольф Давыдович. Такой, знаете ли, барс-обольститель, медленно подкрадывающийся и поражающий жертву наверняка. Обидно за финальную сцену прощания, единственную сцену любви Эммы и Шарля. Умирая, она вдруг понимает, что любит мужа и дочь. Но поздно. Все бессмысленно...
Андрий неуемный. Когда он репетирует, хочется сказать всем невидимым силам: "Только не спугните, не помешайте Ему".












театр: Русская антреприза им. Миронова, Санкт-Петербург
когда: -
где: -



КОНКУРС ДРАМА ЛУЧШАЯ ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МАДАМ БОВАРИ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ