Сергей Скорецкий

Люди

"Мера за меру", Театр им. А.С.Пушкина, Москва


Расскажите как Вы попали в команду спектакля «Мера за меру»?

Эта пара – режиссер Доннеллан и художник Ормерод – кажется, уже лет 25 как работает с одним художником по свету. Но у нее (художника по свету) случилось какая-то заминка, и она не смогла приехать в Москву. Меня пригласила Анна Волк (директор Театра имени Пушкина – прим.), спросила могу ли я поучаствовать. Это было очень интересно. Для режиссера и художника, наверно, сначала был шок, но, по-моему, мы нормально сработались.

Есть ли отличия в организации репетиций у Доннеллана и русских режиссеров?

У него с художником спектакля устоявшийся тандем: один не лезет в работу другого. И они очень доверяют друг другу. У них есть четкое разделение, то есть за все визуальные формы, за то, как выглядит спектакль отвечает художник, а все остальное – работа режиссера. Они делают большое количество прогонов с едва заметными улучшениями, поправками. Это достаточно трудоемкий процесс. Я больше работал с художником. Когда все это только рождалось, я в 3D-визуализации предложил ему световое решение, отображающие какие-то мизансцены, которые я уже видел. Что-то художник принял, что-то ему понравилось, что-то нет. Так что на сцену мы вышли практически с готовым световым решением.

Это часто так бывает – когда все уже готово заранее?

По-разному, но так как сейчас очень сокращено сценическое время выпуска, нет возможностей для продолжительных поисков на сцене. Сначала работаешь на бумаге, на компьютере, с макетом. Потом ты приходишь и проверяешь. Принцип можно придумать в голове, но проверяешь его только на площадке, на живом материале. А приходить и придумывать прямо на сцене – это непозволительная роскошь и непрофессионализм.

С изменением технологий работа художника по свету становится легче?

Прогресс идет вперед, и сейчас появились такие технологии, благодаря которым можно заменить два прибора одним, десять – двумя. Это наш рабочий инструмент, который постоянно меняется. Иногда приходишь в театр, а у тебя нет этого инструмента. Поэтому приходится исходить из того, что есть. Все площадки укомплектованы по-разному, к тому же есть еще предпочтения режиссеров, художников, эстетика театра – это все диктует набор оборудования, принцип работы с ним. Например, свет в Гоголь-центре в корне отличается от света в Табакерке.

Бывали ли такие случаи, когда Вам не нравится решение режиссера?

Да, бывало, но я продолжаю с ним работать. Потому что, даже если я не согласен в трактовке пьесы или мне не нравится стилистика художника,я приглашен в команду и должен по максимуму реализовать поставленные задачи. Может быть я ошибаюсь? Мое «не нравится» – это не конечная инстанция. Поэтому я стараюсь найти в этом что-то свое, полюбить то, с чем связан, и найти решение, при котором режиссеру и художнику было бы комфортно работать. Очень часто режиссеры советуются с художником по свету для осуществления различных постановочных задач, но здесь все очень индивидуально и зависит от взаимоотношений с режиссером. Каким получится спектакль очень зависит от отношения всех его создателей. Часто так бывает, что ты выпускаешь спектакль, тебе не нравится происходящее, а потом что-то переключается, какие-то рычаги, неведомые ни тебе, ни режиссеру срабатывает на зрителе и спектакль начинает жить. Зачастую нельзя все рассчитать заранее.

То есть зритель как-то корректирует Вашу работу?

Нет, ты работаешь на команду, на себя, думаешь не о том, чтобы понравилось зрителю. Бывают люди, которые ради того, чтобы угодить залу, наступают на горло собственной песни. У меня, к счастью, это не так. Мне ОЧЕНЬ везет на людей – на режиссеров, на художников – мы делаем то, что нравится нам, и очень надеемся, что понравится зрителям. Зритель – это ведь такое обобщенное понятие, с ним не угадаешь.

Какие у Вас дальнейшие планы?

Будет работа над спектаклем в Новой Опере: делаем «Саломею» Рихарда Штрауса. Вообще, мне оперный театр стал очень интересен. Он отличается от драматического, там свои законы, свои отношения между режиссером, художником, дирижером и оркестром. Там другая энергетика… И она очень затягивает.












театр: Театр им. А.С. Пушкина, Москва
когда: 6 и 28 марта, 19:00
где: Театр им. А.С. Пушкина



КОНКУРС ДРАМА ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ МЕРА ЗА МЕРУ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ