Павел Зорин

Люди

"Колбаса/Фрагменты", Молодежный театр "Les Partisans", Ижевск


Ваша работа над спектаклем «Колбаса/Фрагменты» начиналась на фестивале-лаборатории «За!Текст» в Екатеринбурге. Как шла дальнейшая работа над спектаклем? Каков путь от эскиза к спектаклю?

Когда мы выбирали пьесу на «За!Текст», то сразу решили, что это будет Шергин. Мы думали ставить «Концлагеристов», а потом буквально перед самым поездом я разослал ребятам текст и сказал, что будем ставить «Колбасу». За три дня лаборатории в Екатеринбурге мы сделали эскиз. Он, по большому счету, не отличается от итогового спектакля, кроме того, что на эскизе ребята текст говорили настолько, насколько успели выучить, своими словами передавали смысл. А потом дальнейшая работа заключалась в том, чтобы выучить досконально текст. После того как сыграешь спектакль от себя, уже сложно вернуться к первоначальному тексту. У нас была задача. Я проверял каждое слово, потому что у Шергина нет случайных слов. Когда начинаешь его фразы учить и произносить так, как он написал, то ты начинаешь понимать: так вот, что он хотел, вот что происходит с героем! Текст у Шергина непростой, часто бывают импровизированные моменты, но очень важно работать с текстом как с вербатимом.

Там же еще есть завязка на удмуртской мифологии.

Не совсем мифологии, Шергину отец рассказывал эти истории. На спектакль приезжали его мать и сестра, сказали, что всех узнали. Там и отец, и мать. Видимо, про свое детство написал. Потом мы вводили небольшие изменения по мизансцене, дорабатывали по темпоритму. А так, ничего сильно не изменилось с эскиза.

А как проходил поиск сценического пространства, сценографии и мизансцен?

Сценография пришла сразу. Образ. Я выбрал окончательно эту пьесу, потому что ко мне пришла картина, потому что Шергин говорил, что все крутится вокруг поросенка. Свадьба, все вокруг поросенка. В центре у нас загон, стоит стол буквой «п», и внутри этот поросенок. И лампочка. У нас в Ижевске, где мы играем спектакли, практически нет кулис. Очень маленькое пространство, и актерам некуда уходить. Раз некуда уходить, значит, все будут сидеть.

Ваш театр часто обращается к современным драматургическим текстам. Что для Вас современный текст? Чем обусловлен интерес к нему?

У нас в Ижевске нет театров, которые занимаются современной драматургией. В Екатеринбурге, Перми, Кирове, Казани – везде есть такие театры. А у нас некуда пойти. Поездив по фестивалям, мы поняли, что именно это нам интересно. Шергин здесь занимает особую роль. У меня есть книжка 2011 года, Шергин тогда вошел в финал конкурса драматургии «Действующие лица». На первом моем фестивале Коляда-Plays я увидел какого-то парня, невысокого роста, худого. Подходит ко мне и говорит: «Я тоже из Сарапула, знаю Ижевск, вот моя пьеса». Подарил книгу и расписался. Он мне сам подарил автограф с пьесой «Колбаса». Потом уже мы познакомились ближе. Все совершенно случайно получилось. Там же в «За!Тексте» было правило: труппа работает с драматургом. А он в эти дни уехал в Сарапул. Мы работали без него.

А он потом подключался к процессу?

Он не подключался к процессу. Я его спрашивал: «Актеры хотят знать, что этот герой чувствовал, где он работает, еще что-то». Он отвечал: «Что за жесть? Что ты меня спрашиваешь? Ничего не знаю». Он никогда не отвечал на такие вопросы. Считал, что это излишне – так глубоко вдаваться. Я знаю, что наш спектакль он очень ценит. Всегда на нашем спектакле сидит счастливый. Другие спектакли по этой пьесе ему не очень нравятся. Мы встречались на последнем Коляда-Plays, где спектакль показывали мы и москвичи. У них совершенно другой спектакль.

На последнем фестивале Коляда-Plays ваш театр получил Приз за лучший актерский ансамбль. У Вас есть какой-то свой метод работы с актерами?

Там метод единственный, что никакого метода нет. Мы работаем в паре. Я и моя супруга (Инге Зорина – прим.ред.). Она художественный руководитель нашего театра. По всему, что касается актёрской игры, она большой специалист. На сцене с ребятами она работает уже над акцентами. Там самое главное это не врать, а играть как в жизни. Мы же простые, у нас играют удмуртские ребята и девчонки. Им это, конечно, сложно, но самое главное – все отбросить и не играть кого-то другого. Просто быть самими собой. Вот и самый большой секрет. Когда мы говорим, что ребята ездили в эту деревню Усть-Сарапулка, чтобы на месте поговорить с прототипами, то все тогда отмечают: «Ну тогда понятно, почему вы так играете». А на самом деле ребята съездили на вечер, просто посмотреть, как живет деревня. Но, как я понимаю, что у Шергина это условно Усть-Сарапулка. На самом деле он писал про себя и про свою родную деревню. Усть-Сарапулка – это соседняя деревня.

Ваш театр часто относят к любительскому театру, но вы уже зарекомендовали себя как коллектив вполне способный конкурировать на серьезной профессиональной сцене. Участие в Коляда-Plays, та же «Маска плюс». Есть ли, по-вашему, в чем-то разница между любительскими и профессиональными театрами?

Для меня это очень большая разница, как для режиссера, потому что я поработал и в профессиональных театрах. Недавно мы ставили Василия Сигарева в Удмуртском национальном театре. Для меня все профессиональные театры – это сплошная мука. Так сложно с ними работать.

Нет драйва?

Зачастую. Но, наверное, на 80 процентов у актеров профессиональных театров его нет. Есть, конечно, звезды МХАТа. Действительно звезды. Я понимаю, что они добились своего звездного статуса не просто так. Даже не благодаря таланту, а благодаря труду. Потому что они не позволяют себе потерять этот драйв. А в обычном, профессиональном театре все скучно, никому ничего не нужно. Они приходят, чтобы отработать рабочий день и все. А непрофессионалам, мне кажется, нужно. Они не получают за это деньги. Им нужен театр для чего-то. Они не могут объяснить это какими-то логическими путями, поэтому тут больше рождается драйв. Для нас, конечно, путеводной звездой является Коляда-театр. Он тоже независимый, может, даже в меру непрофессиональный театр, может, там не у всех есть профильное профессиональное образование. И лучший в стране фестиваль – это Коляда-Plays.

А у вас есть какой-то потенциал в будущем перерасти в профессионально-ориентированный театр, то что было с «женовачами», сейчас с «брусникинцами»?


Уже третий год в Ижевске, как мы открыли Центр современной драматургии и режиссуры. Мы нашли на базе Удмуртской государственной филармонии помещение. Сейчас каждые выходные мы играем спектакли и устраиваем читки в Центре современной драматургии. Функционируем как достаточно репертуарный театр, то есть каждую неделю по два спектакля как минимум у нас идет. Последний год одни аншлаги, за неделю уже нет билетов. Поэтому единственная проблема – у нас нет своего помещения. Это помещение филармонии. Мы не можем там чего-то переделать или перекрасить. Приходится приспосабливаться. Мы надеемся в ближайшие годы найти свое помещение, где мы могли развернуться и функционировать как настоящий театр. Единственное, конечно, что статус муниципального и государственного не хочется получать, потому что это такая кабала. Понимаю, потому что столько с этим сталкивался. Статус независимого театра, частного театра, где мы сами решаем и не перед кем не отчитываемся – нам это ближе всего.

Да, такое состояние неопределенности накладывает свой отпечаток. Например, взять ситуацию вокруг поездки на фестиваль «Золотая маска» и теми трудностями в коммуникации с чиновниками Удмуртии, чтобы просто приехать на фестиваль.

Это тоже. Наши друзья волнуются, предлагают помощь. Как написал Дамир Салимзянов (главный режиссер Глазовского драматического театра «Парафраз» – прим.ред.) коротенькую, правильную фразу, что мы написали чиновникам письмо, чтобы они хотя бы знали, что мы куда-то едем. И, по большому счету, это ни в коем случае не для наших зрителей, не для наших друзей. Именно для власти, чтобы она знала, что что-то происходит в Удмуртии. Такое ощущение, что они совершенно оторваны от театральной реальности. Но мы в любом случае знали, что поедем на свои деньги. А на всякий случай, чтобы они знали, что мы поехали в Москву, решили написать в Минкульт республики официальное письмо.


Фотография: http://lespartisans.ru/truppa/pavel-zorin/












театр: Молодежный театр "Les Partisans", Ижевск
когда: 13 марта, 19.00
где: Центр им. Вс. Мейерхольда



МАСКА+





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ