Елена Максимова

Люди

"Итальянка в Алжире", Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко


Известно, как непросто исполнять партии Россини. В других интервью Вы и сами отмечали особенности его стиля. В чем заключалась сложность именно для Вас? Была ли у Вас какая-то особенная подготовка к этой роли?

Благодаря художественному руководителю театра Александру Борисовичу, с которым мы ставили «Севильский цирюльник», у меня уже был опыт работы с музыкой Россини. Надо сказать, что я даже сама просила его, если это будет возможно, поставить «Золушку» или «Итальянку в Алжире». Не знаю, я ли подтолкнула его к постановке, или так сложились обстоятельства… Было очень интересно, первый россиниевский опыт мне понравился. Но, приступая к работе над «Итальянской в Алжире», я понимала, насколько сложен для меня стиль Россини, что я еще не достигла столь высокого уровня. Однако я все время стремлюсь к этому, стараюсь. Общение с этой музыкой дало мне возможность подняться на новый творческий уровень, сделать шаг вперед. Она сложна, красива, интересна. Также в подготовке моей партии мне очень помог коуч Алессандро Аморетти, который часто сотрудничает с Большим театром. Он подсказал мне многие моменты этого «ажурного» стиля. В самой постановке такая же приятная атмосфера, какая царила у нас на репетициях, словно это их продолжение. Все так легко, задорно, дружелюбно. Это очень помогает.

Наверняка Вам помог опыт работы с Альберто Дзеддой, который считается главным специалистом по Россини?

Для нас это был настоящий подарок. В то время, когда мы уже репетировали «Итальянку в Алжире», были запланированы два спектакля «Севильского цирюльника» с маэстро Дзеддой. И его появление попало в точку. Я перфекционистка, всегда ищу какие-то недоделы, недоработки, поэтому для меня общение с маэстро было очень важно. Это был своего рода большой урок. Мы много работали над партией Розины, но я успела показать ему и партию Изабеллы, что для меня было очень важно. Он помог мне перестроиться, подсказал несколько важных музыкальных моментов, научил «дышать в музыкальном времени», делать смысловые паузы. Главное, что маэстро похвалил меня и сказал, что я иду правильным путем. Безусловно, это придало мне большой уверенности.

Максим Миронов – единственный в составе признанный россиниевский голос. Помогло ли присутствие такого коллеги в общей работе над постановкой?

Он словно «шеф» для нас, певцов. Все мы старались на него ориентироваться. Россиниевскую манеру непросто прочувствовать, собраться для нее. Для меня отличие Россини – это легкое владение дыханием. И когда Максим впервые появился, мы были очень насторожены. Но как только он запел, я сразу собралась, сконцентрировалась и поняла, что нужно начать работать над собой. Это прекрасная мотивация. Очень приятно, когда с тобой работают такие профессионалы.

Образ своенравной Изабеллы, воссоздаваемый Вами, получился очень уверенным, цельным. Связано ли это с тем, что характер героини близок Вам самой, или, скорее, наоборот?

Готовя музыкальный материал, я просмотрела несколько видеозаписей с признанными королевами, исполнительницами роли Изабеллы, такими как Мэрилин Хорн, Агнес Бальтса и, естественно, Ольга Бородина. И, опираясь на свои наблюдения за современными итальянками, у меня сложился образ гордой, немного заносчивой женщины, однако это было не вполне то, что хотел Евгений Писарев. Евгений очень мягкий, корректный человек и, в то же время, твердый, прекрасно знающий, чего он хочет. И в момент, когда мы начали репетировать, он мне очень помог трансформировать этот образ и приблизить его ко мне настоящей. Помню, как было хорошо и весело, когда мы работали над постановкой. В такой обстановке чувствуешь себя настолько комфортно, что спектакль играется очень легко. На сцене ведь важно не только пение, но еще и актерское мастерство, умение передать настроение. Так или иначе, я полностью вжилась в образ Изабеллы, или, может, это он глубоко проник в меня.

Но при работе с Евгением не возникало трудностей из-за того, что это его первая оперная постановка?

Конечно, из-за специфики оперы какие-то моменты случались, но ощущения, что это его первый опыт в этом жанре, не было. Работать с ним очень приятно. А сам Евгений говорит, что это ему с нами повезло.

Как Вам кажется, а в жизни, сами Вы могли бы пойти на подвиг ради любви, как Изабелла?

Не зря же говорят про русских женщин, что ради любви они способны на многое. Я совершенно с этим согласна. Думаю, что, действительно, любой русской женщине это свойственно, и это прекрасно. Для нас чувства, любовь – это все.

У Вас достаточно богатый репертуар: Чайковский, Прокофьев, Пуччини, Верди, Штраус, Моцарт… А как Вам понравилось работать в жанре россиниевской буффонады?

Да, на самом деле, «Итальянка» существенно отличается от других моих партий, особенно, если учесть, что сейчас я работаю над партией Эболи в опере «Дон Карлос» Верди, где совсем другие страсти, другие чувства, другая звуковая эмиссия. Но позабавиться, повеселиться, поиграть я очень люблю. Тут меня дважды спрашивать не надо. Поэтому мне нравится возвращаться к россиниевскому репертуару. Там можно выйти из страдальческого образа или образа женщины-вамп и «пошалить», что близко моему характеру.

Хотелось бы Вам исполнить еще какую-нибудь партию из репертуара Россини?

Да, мечтаю исполнить «Золушку». Мне нравится эта музыка и сюжет, конечно. Ведь все мы верим в сказки. Партия Золушки очень сложна, только к концу она раскрывается полностью, посредством безумно красивой арии. «Золушка» мне очень интересна: одновременно это и проверка собственных сил, и возможность повеселиться на сцене, покуражиться. Мне импонирует атмосфера опер Россини – легкая, задорная, веселая.

В чем, на Ваш взгляд, главное достоинство данной постановки, секрет ее успеха?

Думаю, это заслуга прекрасной команды: и Альберта, нашего хореографа, и Виктории Севрюковой – художника по костюмам, и декоратора, художника-постановщика Зиновия Марголина, художника по свету Дамира Исмагилова, и, конечно, Евгения Писарева. Они создали на сцене потрясающую, незабываемую атмосферу. И режиссерская часть, и сценическая, специфическое оформление, феерические декорации и костюмы – все это настолько классно, что очень впечатляет. Двигающиеся громадные шахматные фигуры, трансформация на сцене… Евгений и нас толкнул к трансформации, к общению со зрителем. Мы стали играть, шутить, в том числе и друг с другом. И, естественно, великолепная музыка Россини, которая держит тебя в рамках, но вдохновляет и соединяет всех на сцене.











театр: Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко
когда: 19 марта
где: Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко



ЖЕНСКАЯ РОЛЬ ОПЕРА ИТАЛЬЯНКА В АЛЖИРЕ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ