Евгений Марчелли

Люди

«Дом Бернарды Альбы», Театр драмы им. Ф. Волкова, Ярославль


Если не ошибаюсь, Вы собирались ставить «Дом Бернарды Альбы» еще в Калининградском театре. Как давно Вы задумались над этой пьесой?

Да, вы знаете, как только в театре возникает проблема с женским составом, когда женщин огромное количество незанято, то невольно приходят всякие мысли, которые имеют мало отношения, в общем, к искусству, они скорее организационно-политические: какой материал взять, чтобы занять как можно больше женщин. Тут приходят на ум несколько общеизвестных пьес, таких как «8 любящих женщин», «Дом Бернарды Альбы» и другие. Вот так же я и в Калининграде: когда оказалось, что много женщин и они не заняты, я попробовал взяться за эту пьесу. Мы даже начали над ней думать, работать, и мне тогда показалось, что в пьесе, кроме нарочитой мрачности и однозначности, есть какой-то большой объем внутренний, есть история, которая на самом деле очень любопытна. И как-то в Калининграде я ее до конца не довел, потому что ушел. Но пришел в Ярославль, и здесь она случилась. Хотя работа шла довольно долго, с периодами нежелания и так далее.

Чехов сказал, что женщины без мужчин блекнут. В вашем же спектакле женщины грубы, агрессивны и ярки. При этом их женская энергетика скорее обостряется. Или я не права?

В общем, конечно, женщины без мужчин блекнут. Другое дело, что в них возникают иные доминирующие качества: они становятся яростными бойцами, сумасшедшими, психически неадекватными. Но как женщины они, конечно, блекнут. Я с Чеховым согласен.

В спектакле задействовано около 20 актрис. Как Вам работалось с таким большим женским коллективом?

Непросто, но интересно. Работа – это ежедневные длинные репетиции, общение, разговоры о жизни, размышления. И, конечно, с таким женским составом общаться, с одной стороны, очень забавно, с другой – очень трудно. Но иногда это очень интересно.

Почему Вы решили поставить спектакль на так называемой Средней сцене, развернув зрителей в сторону зала?

Вы знаете, здесь очень простой ответ. Поскольку мне кажется, что пьеса содержит очень тонкий психологический внутренний рисунок, то, конечно, история должна быть максимально приближена к зрителю. Зритель должен видеть, слышать дыхание и чувствовать запахи, зритель должен быть включен в энергетическое пространство. А если зритель сидит на балконе, где он видит просто маленькие фигурки артистов, даже лиц не видит, как будто балет смотрит, то, конечно, он будет выключен. А мне, напротив, хотелось максимально приблизить зрителя, а наше пространство как раз давало такую возможность. Это компромиссное решение между стремлением приблизить зрителя и желанием экономически наполнить зал, все-таки эта сцена больше малой сцены. Но она в пять раз меньше основной, конечно.

В спектакле есть несколько выразительных танцев. Как проходила работа с хореографом Еленой Прокопьевой?

Их не так много, один в начале, и практически он же и в конце. Это скорее фантазия на тему, с одной стороны, испанского фламенко, с другой – абсолютно современной пластики. массовый женский энергетический выброс. Работалось хорошо, замечательно, Лена любопытный человек, очень творческий и очень придумывающий человек.

Есть ли у Вас критерии, по которым Вы оцениваете, получился ли спектакль?

Конечно, есть. Но они находятся очень глубоко, в моем понимании, в интуитивном ощущении. Вы знаете, это, наверно, как слух: когда человек, у которого есть абсолютный музыкальный слух, слышит музыкальное произведение. Конечно, он не знает, как он слышит, что оно неправильно исполняется. Вот так же, наверно, и режиссер: у него какой-то свой внутренний слух. Должно быть ощущение, что все идет более-менее «грамотно» (хотя это неточное слово).

А внешние оценки как-то влияют?

Да, в общем, нет. Плохо, когда спектакль не воспринимается, когда он получает какой-то негативный отклик от зрителей. Это жалко, грустно, обидно. Но ты делаешь так, как ты хочешь, а дальше успех либо случается, либо нет. Успех ведь тоже разный. Бывает кассовый успех, бывает успех творческий…

Вы уже четвертый год работаете в Ярославле. Сформировалась ли в городе та публика, которая способна адекватно оценивать Ваши спектакли, размышлять над ними?

Мне кажется, да. Но мы получаем очень мало ответной реакции: мы-то показываем, а зрительской оценки я, к сожалению, совсем не знаю. Можно обращать внимание на заполняемость зала, но это довольно условный статистический показатель. Трудно найти критерии, по которым судить, поменялась публика или нет. Я думаю, что да, в театр стал ходить немножко другой зритель. Если это тот же самый зритель, то он стал лучше готов к расширенному пространству театра. Я хочу на это надеяться. Но, так ли это на самом деле, я, конечно, не знаю.










театр: Театр драмы им. Ф. Волкова, Ярославль
когда: 31 марта, 19:00, 1 апреля, 19:00
где: Театр им. Вл. Маяковского



КОНКУРС ДРАМА РЕЖИССЕР ДОМ БЕРНАРДЫ АЛЬБЫ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ