Каролина Жерните

Люди

"Майская ночь", Московский театр кукол, Москва


Выдвижение «Майской ночи» на «Золотую Маску» в номинации «Эксперимент» стало для Вас сюрпризом или спектакль для слабовидящих изначально задумывался как фестивальный проект?

Я не думала о фестивалях, когда создавала спектакль. Просто была очень рада, когда у нас появилась площадка, а вместе с ней и возможность заниматься творчеством. Я в первый раз работала в настоящем театре, а не, как обычно, где придется. Я счастлива, что спектакль попал в репертуар, но при этом очень хочу, чтобы он гастролировал, участвовал в конкурсах, чтобы люди больше узнавали о проблемах общества слепых. Театр может быть не только таким, каким мы его давно знаем.

Почему Вы решили взять за основу именно повесть «Майская ночь, или Утопленница» Н.В.Гоголя? Были какие-то другие варианты?

Изначально я могла выбрать что угодно, Московский театр кукол никак не ограничивал меня в выборе материала. Я всегда начинаю думать первым делом об атмосфере спектакля, а потом уже о драматургии. Это самое главное, потому что такие спектакли работают исключительно на атмосфере, настроении, которое ты хочешь создать у своих зрителей. И я хотела создать такую мистическую, загадочную атмосферу. Я хотела сделать природный спектакль с множеством естественных образов, потому что Москва очень большой город, а его жителям полезно иногда спрятаться от шума и суеты, почувствовать те эмоции, что редко удается ощутить в мегаполисе. Сначала я думала выбрать что-то совершенно новое для России, совсем неизвестное, ведь форма спектакля сама очень экспериментальная. Но вдруг подумала, что хочу почитать Гоголя, и первый текст был вот этот, «Майская ночь, или Утопленница». Потом я продолжила читать дальше и собиралась взять какую-нибудь литовскую сказку, но не могла перестать думать о «Майской ночи», поэтому в итоге решила остановиться на этом произведении.

Можете сравнить реакцию публики на одни и те же эффекты в Литве и в России? Она примерно одинаковая?

Все показы всегда выходят очень разными, даже в одном и том же городе, потому что в нашем спектакле очень многое зависит от зрителей. Я не могу сказать, что литовские зрители очень-очень отличаются от русских. Раньше я всегда думала, что литовская публика более замкнутая, не любит проявлять свои чувства, но я уже так не думаю, ведь после нашего спектакля зрители всегда открыто выражают свое счастье. В Литве я сама играю, а московский спектакль могу наблюдать со стороны. Но, например, когда мы в последний раз показывали спектакль в Литве, после одной из сцен, когда мы закончили лаять, изображая собак, оказалось, что весь зал лаял вместе с нами, помогал.

Надо же, даже взрослые люди так втягиваются в действие?

Да. В первую очередь к нам приходят люди, которые слышали уже про этот спектакль от друзей. Очень сложно пересказать, в чем там суть, хотя критики и пытаются писать о нас. Сарафанное радио просто разносит новость, что в этом театре происходит что-то очень интересное, и к нам приходят новые и новые знакомые вчерашних зрителей. Люди приходят очень разные. Самой старшей зрительнице было 89 лет, она была почти слепая, но реагировала очень хорошо, активно, так что мы даже не все ей давали трогать, потому что она все отнимала! Ей было все очень-очень интересно! А самым младшим нашим зрителям было меньше одного года: они то спали, то смотрели. Поэтому я всегда говорю, что всем на спектакле будет интересно, независимо от возраста.

Я знаю, что в Каунасе есть также музей для слепых людей. Можно ли сказать, что создание культурных объектов для людей с ограниченными возможностями является определенной тенденцией?

Не могу сказать, что это «модно», но в Каунасе действительно есть эта постоянная экспозиция, она уже довольно старая. Там ты можешь просто потрогать все скульптуры, арт-объекты. Там же, в Каунасе, проходила выставка для слабовидящих в музее нашего знаменитого художника Чюрлениса. Специально для нее были сделаны осязательные картины, которые наощупь «выглядели» так же, как знаменитые полотна художника. Я и сама там была. Правда в том, что литовское общество слепых очень много делает. Это очень хорошие и активные люди, я не знаю откуда у них берется столько энергии. Но, к сожалению, они образуют свою субкультуру, люди без инвалидности редко интересуются их проектами. И мои спектакли как раз направлены на то, чтобы разрушить эту границу между «ними» и «нами». Надо говорить громко о таких проблемах, как недопонимание, равнодушие людей друг к другу. Эти спектакли расширяют наше восприятие мира.

Какие у Вас постановочные планы?

Пока у меня очень много работы, в основном с социальными проектами. Сейчас работаю в школах с другими творческими людьми, пытаемся делать уроки более интересными с помощью театрализации учебной программы. Я очень хочу, чтобы театр был полезен, был по-настоящему нужен. Театр не может жить отдельно от мира, новостей, современной жизни. Намечаются также два или три спектакля для слепых. В России это будет спектакль в республике Татарстан, в городе Набережные Челны, для очень маленьких детей. Это огромная задача для меня, потому что детки, особенно слепые, невероятно активные, и я еще не представляю, как заставлю их сидеть. Второй российский спектакль для слепых пройдет в Иркутске, он будет по сказке «Калиф-аист», но это тоже будет, скорее всего, игра с разными ощущениями, а не просто рассказ про Калифа. Есть планы и в Европе, но здесь другая система: надо еще долго доказывать состоятельность проекта, долго ждать ответ, позволят тебе делать спектакль или нет.










театр: Московский театр кукол, Москва
когда: 15 марта, 19:00, 26 марта, 19:00, 2 апреля, 19:0
где: Московский театр кукол



КОНКУРС ЭКСПЕРИМЕНТ МАЙСКАЯ НОЧЬ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ