Виктор Никоненко

Люди

"Убить Кароля", Театр "Кукольный дом"; «Старый сеньор и…», Театр кукол им. С.В. Образцова


Почему Вы решили выбрать для спектакля истории-притчи Г.Маркеса?

Вначале у меня была идея поставить «Старого сеньора» и, может быть, какие-то другие истории. Ангел с ребенком рассказывали бы друг другу всякие истории, которые были бы взяты из других рассказов Маркеса. Но когда я начал компоновать спектакль, понял, что этого делать нельзя. Маркес очень конкретный. Если он пишет рассказ, то это законченная история.
Два моих любимых рассказа у Маркеса – это «Старый сеньор» и «Самый красивый утопленник в мире». Пересказывать рассказ об Ангеле мне не хотелось, и темой первой части моего спектакля стала история двух одиноких существ. Ведь друг может быть любого возраста, если он тебе дорог. Также он может быть и с крыльями, и без. Ребенок в моем спектакле стал девочкой, так как у меня есть дочь, и я ее очень люблю.
Во второй части мне понадобился рассказчик. Им стала Старая сеньора, которая рассказала историю, придуманную Маркесом. Третья история – это разговор Ангела с ребенком. Так как в театре кукол главной является изобразительная составляющая, я перевел историю Набо с языка песни на язык танца.

У Вас Старая сеньора произносит свой текст на придуманном языке и еще есть переводчик, который говорит на русском. Как родился образ этой Сеньоры, ведь его нет у Маркеса? Зачем нужно было использовать придуманный язык и переводчика?

Для того чтобы Старая сеньора в спектакле стала зрителю ближе, я понял, что она должна говорить на своем, непонятном нам языке. Поэтому понадобился переводчик, чтобы мы понимали, о чем говорит Сеньора. А дальше произошла очень забавная история. Наш завлит Нина Монова месяцев через пять после премьеры принесла статью из колумбийской газеты о старухе, которой за девяносто лет, – единственной оставшейся носительнице какого-то местного языка. Оказывается, на побережье есть селения, в которых люди говорят на языке понятном только в этом селении. Когда делали спектакль, еще не зная этой истории, мы с актером специально придумывали свой язык (тарабарщину), а на самом деле оказалось, что в жизни почти так и есть. Я долго не мог найти и этнического образа. А если сравнить мой эскиз старухи и фотографию из статьи – они как родные сестры! И этой настоящей сеньоре тоже требуется переводчик. Единственное, если бы раньше удалось найти эту статью, то ничего не нужно было бы придумывать.

Как складывалась работа с актерами? С какими трудностями сталкивались?

Так как новеллы совершенно разные, я три раза чувствовал, как я начинал и заканчивал спектакль. Мне хотелось сделать спектакль, где никто не будет закреплен за определенными ролями, но это, к сожалению, оказалось невозможным. Потому что для актеров важно – кто и кого играет.
Вы представляете, как три человека работают одной куклой? Это относится и к Ангелу, и к Сеньоре, и к Набо. Ведь то, что они делают, – это фантастика! Потому что они не видят друг друга и куклу со стороны. Изначально мы собирались купить камеру и сделать маленький экранчик, чтобы актеры видели себя со стороны в процессе работы. Но время показало, что это не нужно, когда актер – профессионал.
Сначала спектакль репетировался в зале с зеркалами, как балет. Актеры привыкали к роли, к тексту, к кукле. В спектакле играется все вживую, кроме записи колыбельной и молитвы ребенка – вокал Моники Санторо (актрисы Московского театра «Мастерская Фоменко»).
Все в театре, на мой взгляд, должно быть живым. Но только двум актерам в спектакле можно импровизировать безгранично: саксофонисту Ивану Дыма и Алексею Соколову, который озвучивает Старуху.

В этом году Вы номинированы на «Золотую Маску» за две работы. Вторая – «Убить Кароля» театра «Кукольный дом» в Пензе. Как складывалась работа с режиссером Владимиром Бирюковым? В театре кукол художник играет большую роль, чем в драме?

С Володей мне трудно сказать, кто и что придумал: мы столько лет уже вместе. Обычно говорим, фантазируем на словах, а потом я приступаю к работе. Этот спектакль сочинялся почти в параллель со спектаклем "Старый сеньор и ...". Мне было очень интересно работать с разными масштабами. Если в "Старом сеньоре" куклы в человеческий рост, то в спектакле "Убить Кароля" контактная марионетка меньше тридцати сантиметров и мир вокруг нее гиперреалистичный.
Художник сочиняет не только головой, но и карандашом. Ты понимаешь что-то, только когда начинаешь рисовать. Объяснить это нельзя! Я считаю, что в театре очень важна визуальная драматургия. Она важна в любом театре, но в кукольном, на мой взгляд, она должна быть главной. Поэтому в работе с режиссером для меня принципиально, чтобы режиссер знал – о чем и про что спектакль.

Каким Вы хотели бы видеть театр кукол?

Я считаю, что есть театр, а есть не театр. Самый лучший комплимент на худсовете был сделан, когда мне сказали: «Наконец-то у нас в театре настоящий театр». Он имел для меня большое значение, поскольку в нем говорилось не просто о хорошем спектакле, а именно о театре.
Я за театр визуальный и атмосферный. Где есть большой люфт для того, чтобы думать самому. Что касается детей, то дети не глупее нас, они еще более чуткие зрители. Главное – не обманывать их. Все должно быть настоящим. Театр должен быть театром, и не важно, актер в нем играет или кукла. Голос должен быть голосом. Актеру нужно быть в образе персонажа, а не говорить как придушенный зайчик. Музыка должны быть искусством. Она не должна быть другой, специально написанной только для детей. Разве ребенок по-другому слышит?










театр: Театр "Кукольный дом", Пенза
когда: 30 марта, 19:00, 31 марта, 17:00
где: Театр «Около дома Станиславского»



КОНКУРС КУКЛЫ ХУДОЖНИК СТАРЫЙ СЕНЬОР И УБИТЬ КАРОЛЯ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ