Инна Сухорецкая

Люди

"Алиса и Государство", Центр им. Вс. Мейерхольда и Liquid Theatre, Москва


Спектакль «Алиса и Государство» делали “Liquid Theatre” вместе с ЦИМом, как ты попала в этот проект?

Я уже работала с Ликвидами, в «Ликвидации» с ними пела. Так что они меня знали, я их тоже. Но в спектакль меня позвала Саша Денисова. Она позвонила и сказала, что у них есть идея делать спектакль-инструкцию про то, как человеку взаимодействовать с государством. Саша говорит: «Мы уже репетируем, и вчера мне пришла в голову идея соединить это с “Алисой в стране чудес”». Когда она это сказала, у меня мурашки пробежали, так это соединение показалось точным. Это была даже не мысль, а ощущение. Стала приходить на репетиции. Конечно, было трудно, потому что спектакль прямо на ходу придумывался. До конца не была уверена, что именно из этого получится. Такой новый для меня способ, все неопределенно, непонятно. За два дня до премьеры я получила последнюю версию текста, которую нужно было выучить. А это огромные монологи! Ну и паника, конечно.

Сейчас социальный театр медленно, но верно, отвоевывает свои позиции, по крайней мере, на московской сцене. В чем ты видишь основную социальную миссию «Алисы и государства»? Это правовой ликбез или что-то другое?

Жанр инструкции возник в начале, это было импульсом. А в итоге работа над спектаклем, сам материал (лекции Александра Аузана [декан экономического факультета МГУ им. Ломоносова – прим. ред.], встречи с юристами, студентами) увел нас от идеи ликбеза. В конце мы пришли к тому, что спектакль получается о том, что нам нужно доверять друг другу и уважать. В метро, на пешеходном переходе, на дороге – везде. И еще надо объединяться. Если кто-то что-то не доделывает, не нужно сидеть, ждать и молчать, нужно самим. Создавать общественные организации и делать это, брать на себя ответственность. Тут уже об инструкции говорить не приходится, какую тут дать инструкцию? Это основа совместного существования взрослых людей.

То есть вырабатывать у людей активную жизненную позицию во всех сферах?

Не активную жизненную позицию, а человеческую. Нужно смотреть на людей и видеть их, учиться жить вместе, договариваться, доверять. У Аузана в лекциях как раз есть об этом, он говорит, что общество начинает развиваться с момента, когда люди начинают доверять друг другу. Тогда оно становится обществом, где к любому человеку относятся как к равному. Это нравственная истина, христианская, гуманистическая, но она оказывается верной и просто на уровне правопорядка.
Но как сделать так, чтобы все общество это осознало? Нужно, чтобы появилась потребность доверять друг другу. А как возбудить эту потребность, никто, к сожалению, не знает. По-моему, к этому наш спектакль и приходит: мы не статистика, мы не то, что написано в наших паспортах, а мы вообще-то живые люди, которые когда-то родились и умрут и которые почему-то живут вместе. Государство – это просто сервис, так к нему и нужно относиться. Отвечаем в конечном итоге за все мы сами: если государство не делает чего-то, мы должны это исправить, причем легальным образом. Потому что государство – это не те конкретные люди, которые управляют, это сама структура.

«Алиса в стране чудес» считается детской книжкой, но большинство людей приходят к ее осмыслению в более взрослом возрасте. Как складывались твои отношения с этой книжкой?

У меня была пластинка, я страшно ее любила. Та самая пластинка, где Высоцкий, Неелова. Так что «Алиса» мне была известна только по этой записи, у меня не было книжки. Я прочла ее специально в связи с этой работой. И уже смотрела на нее как на материал, что там рифмуется с нашим замыслом, что можно сделать.

А что было самым сложным в работе? Ну, помимо необходимости выучить огромный кусок текста за короткое время. Возникали ли недопонимания, была ли ты с чем-то не согласна?

В начале было сложно подстроиться под миропонимание и Саши Денисовой, и Леши Жеребцова, режиссера. Спектакль состоит из них двоих, они управляли процессом в равной степени, хотя и разными средствами. Саша – через текст, через настроения; Леша – через все остальное. Дима Павлюков написал музыку. Саша много советовала, что посмотреть, почитать, это помогало. Еще было сложно, потому что никто не представлял до конца, что получится. Невозможно было представить, что за ткань выходит. Было трудно оставаться в поиске и не поддаться привычному, не сделать так, как ты уже делал раньше. Хотя вот Леша Киселев говорит: «Ты ведь то же самое делаешь в «Иллюзиях»!» Я думаю: «Да?! Блин! Вот ведь...» По крайней мере, я очень старалась услышать этих людей и сделать так, как они предчувствуют.

Для режиссера, когда он ставит спектакль, важна если не оценка, то реакция публики. Будет зал реагировать, не будет? Засмеются, не засмеются? А тут поймут или нет? Для тебя как для актрисы важна реакция публики на этот спектакль?

Я очень надеюсь, что люди понимают. Может, для кого-то эти мысли не новы, но главное, чтобы мы вместе прошли путь, чтобы мы вместе пришли в конце к мысли, о которой я в начале говорила. Мне так режиссер поставил задачу и драматург. Чтобы стало ясно, что надо что-то пересмотреть тут, произвести ревизию своих стереотипов. Поэтому я стараюсь, чтобы в людей наша идея попадала и оставалась. Чтобы она вживлялась. А вызовет спектакль протест или согласие, или иронию – не важно тогда.











театр: Центр им. Вс. Мейерхольда и Liquid Theatre, Москва
когда: 25 марта, 10 апреля, 19.00
где: Центр им. Вс. Мейерхольда



ЖЕНСКАЯ РОЛЬ АЛИСА И ГОСУДАРСТВО





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ